Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Category:

ВОЙНА В РОДЕЗИЙСКОМ БУШЕ (1965-1979). Часть 2.


Вторая часть "Родезийской войны в Буше" содержит информацию об экипировке RLI, проведенных десантных операциях, боевых машинах и вертолетах Родезии, а также об особенностях боевой жизни коммандос, как на передовой, так и в "глубоком" тылу.

УНИФОРМА RLI

Типичная униформа RLI, носимая в казармах, состояла из голубых беретов, рубашек цвета хаки, такого же цвета длинных штанов (их иногда заменяли шортами) и носков. Полевая одежда включала в себя темно-зеленые джинсы и плоскую шляпу, без которой было невозможно воевать в буше. В 1965 году бойцы получили боевой жакет с четырьмя карманами, камуфляжные штаны с большими карманами для карт, а также головные уборы с солнечным занавесом, защищающим кожу шеи от ожогов. В 1969 году появилась специальная рубашка с двухкнопочными карманами, которая пришла на смену слишком жаркому жакету. Если подразделение участвовало в десантировании, солдаты одевали камуфлированный десантный костюм.

Униформа RLI обладала хорошим паттерном маскировки, но отличалась крайне небрежным производством. Нередко солдаты избавлялись от ненужных карманов или усиливали отдельные части одежды, предохраняя ее от неизбежного разрыва.

Что касается обуви, то кожаные башмаки использовались только для парашютирования. Во всех остальных операциях бойцы носили башмаки от Велдшоена (веллис) или черную теннисную обувь от PT (таккис). В последние годы войны солдаты перешли на «незаметную» обувь без протектора. Носки у бойцов особой любовью не пользовали, поскольку на них в буше легко налипали всякие колючки.

Для корректной идентификации с легких самолетов, бойцы RLI должны были использовать специальные маркеры, которые следовало крепить на головной убор. Однако в реальности, маркеры почетом не пользовались, поскольку некоторым солдатам казалось, что маркеры отлично видят не только летчики, но и повстанцы. Лицевая сетка против мелких насекомых также использовалась, как шарф, как инструмент для очистки оружия и как банальная тряпка, с помощью которой можно было поднимать горячие предметы.

Форма одежды в RLI была, в основном, свободной. Бойцы носили шорты, футболки и рубашки с коротким рукавом. Отдельные оригиналы изловчились одевать на голову ярко зеленую «чайную бабу» или цилиндр гробовщика с сеткой против насекомых и желтым АА значком. Концу 70-ых одежда стала более формальной. На смену шортам пришли короткие штаны, тогда как в некоторых операциях стали использоваться полные комплекты униформы, выполненные в родезийском камуфляже. В летние месяцы года бойцы использовали специальный камуфляжный крем (лицо при частенько не раскрашивали). Зимой на смену рубашке приходил британский свитер с усиленными плечами и локтями, плащи и балаклавы. Во время сезона дождей бойцы RLI ходили в буш с нейлоновыми пончо, которые также применялись для создания временных укрытий.


После завершения обучения бойцы могли отращивать волосы и усы. Отращивание бакенбард было запрещено. Поскольку добыть в буше воду было трудно, уход за растительностью на лице на некотором удалении от баз представлял собой самую настоящую проблему.

Знаки различия в RLI были сделаны по британскому образцу, но серьезно уменьшены в размерах в последние годы войны. Не имея специальных жетонов, бойцы родезийской пехоты писали группу своей крови маркером на рубашке. Находясь на базе, служащие RLI носили камуфлированную одежду вместе с беретом и поясом, выполненным в стандартных зеленых и серебристых цветах. В церемониальных целях использовался зеленый тартановый костюм N1 и пилотка (в 1964 году пилотку заменили на спецназовский зеленый берет).

На раннем этапе войны родезийцы использовали британскую разгрузку образца 1944 года. Ближе к концу войны они начали использовать различные разгрузки, в том числе и сделанные повстанцами по китайскому образцу. Очень часто подобная экипировка была сделана из рук вон плохо, и бойцы откровенно завидовали американским и британским наемникам, обладающим лучшей экипировкой. Для решения этой проблемы солдаты RLI частенько приобретали за свой счет пожарные жилеты, обладающие большим число различных карманов, в которых можно было размещать магазины гранаты и фляжки с водой.

Бронежилеты практически не использовались родезийской пехотой (зато они были популярны у вертолетчиков), также, как и стальные шлемы. Последние были не эффективны в буше и при этом практически не защищали от пуль, выпущенных из автоматического оружия.


Лейтенант Джо Дю Плой. Обратите внимание на рацию за спиной. Лейтенант погиб в 1979 году во время операции "Урих", которая проводилась на территории Мозамбика. Во время операции, бойцы ЮАР и Родезии нанесли удар по лагерям ZANLA, расположенным в провинции Gaza. На стороне ZANLA при этом сражались регулярные подразделения армии Мозамбика, а также части FRELIMO. По итогам операции, соотношение потерь обороняющихся к атакующим оказалось в районе 20:1!



ОРУЖИЕ И ЭКИПИРОВКА

Стандартным оружием RLI была британская 7.62 самозарядная винтовка L1A1 и легкий пулемет «Брен». Однако зависимость от британского оружия исчезла после того, как UK инициировала против Родезии экономические санкции, должные быстро поставить страну на колени. На смену английским стволам пришло бельгийское оружие: штурмовые винтовки FN FAL (или ее южно-африканский аналог R1) и пулеметы MAG.

FN FAL была во многом похожа на L1A1, но при этом могла вести полностью автоматический огонь (с большей отдачей). Многие стрелки находили FN FAL весьма точным, надежным и убойным оружием весом 4,5 килограмма. Уходя в патруль, бойцы RLI брали с собой 5-6 20-зарядных магазинов (12 и более магазинов брали с собой только во время крупных рейдов, направленных против повстанческих лагерей).

На вооружении родезийцев также состояли FN FAL в варианте ручного пулемета с треножником и 30 зарядными магазинами. Впрочем, это оружие не пользовалось популярностью в боевых частях, поскольку было чрезмерно длинным, ненадежным и менее эффективным, чем MAG. Последний являлся основным пулеметом родезийской армии и мог устанавливаться, как на треножник, так и на сошки. Заряжался MAG при помощи лент, рассчитанных на 50 патронов. Очень часто ленты «сшивали» друг с другом, поскольку размер базового «питания» оказывался недостаточным. Бойцы RLI носили пулеметные ленты скрученными и в карманах, поскольку в буше, стрелки, по-большевистски перетянутые лентами, не только цеплялись за колючки, но еще и выдавали свое расположение лязгом боеприпасов. Как правило, типовой родезийский пулеметчик нес на себе вес равный 28,8 кг (11,8 килограммов весил пулемет, и еще 15 килограммов весил боекомплект, состоящий из 500 патронов). Очень часто боеприпасы несли с собой бойцы, прикрывающие пулеметчика (они также брали с собой дополнительные стволы, если в том возникала необходимость).

И MAG и FN стреляли мощным патроном калибра 7.62, который с легкостью пробивал не только кустарник, но и стволы африканских деревьев. С оружия снимался весь имеющийся обвес, который мог вызвать лишние звуки во время передвижения по бушу, тогда как сами пулеметы и винтовки покрывались камуфляжной краской.

Парашютисты имели при себе 9мм пистолет (Browning Hi-Power или Star Automatic), который можно было использовать в бою сразу после приземления.  Магазин «Браунинга» содержал 13 патронов, тогда как магазин «Старра» только 8. Отдельные следопыты брали в бой дробовики, но опыт многочисленных сражений в буше показал, что это оружие не столько эффективно, как стандартный FN.

Вдобавок к огнестрельному оружию каждый боец имел 3-4 осколочные гранаты (британскую No.36 или Южно-Африканскую M962) и 1-2 фосфорные. Подготовленный боец мог метнуть гранату на расстояние в 20-30 метров, при этом эффективный радиус поражения M962 составлял 15 метров. Что касается фосфорных гранат, то в боях использовались британские N80 и Южно-Африканские M970, которые формировали плотные облака белого дыма, хорошо различимые с самолетов. Фосфорные гранаты также можно было использовать и для активных боевых действий. Радиус разлета крупных фосфорных осколков составлял не менее 15 метров. При попадании на кожу горящий фосфор практически было невозможно сковырнуть, приходилось срезать его по живому, ибо, в противном случае, плоть пострадавшего прогорала до самой кости.

Во время штурмовки повстанческих лагерей родезийцы применяли «бункерные бомбы» - так назывались длинные пластиковые трубки, до основания забитые взрывчаткой и оборудованные запалом. «Бункерная бомба» засовывалась внутрь наблюдательного отверстия или бойницы, после чего подрывалась, уничтожая фортификацию вместе со всем персоналом.

Для поражения танков и сильно бронированных целей на больших расстояниях родезийцы применяли ружейные гранаты, выстреливаемые из FAL. Граната насаживались на ствол оружия при помощи фиксатора, после чего выстреливалась на 150 метров с помощью баллистического патрона. Как правило, бойцы имели в своих карманах 1-2 таких патрона, но некоторые любители тяжелого оружия носили с собой сразу несколько штук, вставляя их в пулеметные ленты. Помимо стандартного баллистического патрона на вооружении RLI стоял «продвинутый» баллистический патрон, способный «забрасывать» гранату аж на 400 метров. Впрочем, применяли его редко, ибо вызываемая им отдача была столь мощной, что прицельная стрельба на предельную дистанцию была практически невозможна.

Основным противотанковым оружием RLI была M20 «Супербазука». Имея длину 1,52 метра, и вес 7 кг. (еще 12 килограмм весили противотанковые ракеты) она создавала серьезные проблемы при транспортировке. «Супербазука» могла пробить 25 см. стальную пластину, но при этом стрелять из нее приходилось с большой осторожностью, ибо массивная и широкая реактивная струя могла легко повредить бойцов, расположившихся сзади и по сторонам от стрелка.  На задания этого монстра брали редко, поскольку сколько-нибудь серьезной танковой угрозы в буше не было. Ближе к концу войны родезийцы отказались от M20 и начали активно использовать захваченные в боях RPG-7.

Направленные мины типа M181 «Клеймор» обычно использовались RLI во время засад. Внутри корпуса мины имелось некоторое количество взрывчатки С4 и многочисленные поражающие элементы в виде стальных шариков (700 шариков радиусом 5,5 мм). Когда противник вставал на обрывной датчик взрывателя (или мина подрывалась оператором), происходил взрыв мины, высвобождающий поражающие элементы, разлетавшиеся вперед в 60 градусном секторе. Эффективная дистанция поражения «Клеймора» составляла 50 метров.

14.jpg
Родезийский грантометчик в бою.

СВЯЗЬ

Связь была важнейшим элементом координации действий в условиях войны в Буше. По началу, в рамках подразделения, состоявшего из 4 человек, координация действий велась вербально или с помощью жестов одной руки.  Несколько позже командиры подразделений получили VHF рацию (A60 до 1973 года, A63 и, наконец, А70), при помощи которой можно было установить контакт с командирским вертолетом или с другим подразделением. Наушники при этом крепились к плечу. В 1979 году все подразделения получили вторую рацию. Более мощная HF рация (TR28 до 1970 года и TR48 после 1970 года), носилась на спине и ей пользовались лишь во время глубоких рейдов. Рации могли передавать, как морзянку, так и разговорную речь.

Маленькие рации потребляли одноразовые батарейки, вследствие чего радисты таскали с собой два дополнительных комплекта батареек на всякий случай. HF рации использовали перезаряжаемые батареи. В случае выхода рации из строя, подразделение могло получить новое устройство, добравшись до К-транспорта (так назывался десантный вертолет), в котором также находился запас батареек и оружия.

Во время боевой ситуации сообщения передавались открытым текстом без кодирования. Важнейшая информация шифровалась при помощи кодовых слов.

ПРОЧЕЕ ОБОРУДОВАНИЕ

Командиры подразделений имели при себе карту, компас, тетрадь для записей, осветительные шашки, а также гранаты с разноцветным дымом, при помощи которых можно было пометить точку эвакуации или место, подходящее для воздушного удара. Сигареты и спички переносились исключительно в пластиковой упаковке. В отдельных подразделениях солдаты брали с собой дополнительные пищевые пайки и крохотные плитки для готовки пищи.

Рядовые бойцы несли на себе минимум экипировки: боеприпасы, гранаты и две бутылки воды. Пончо и спальные мешки солдаты брали лишь в том случае, если операция длилась по времени больше суток. Каждое подразделение имело хотя бы одно мачете (панга), незаменимое для быстрого создания вертолетной площадки.

Если операция была сложной или затратной по времени, вес переносимого бойцами имущества заметно увеличивался из-за большего количества боеприпасов, батарей, воды и дополнительных пищевых рационов.


3 (2).jpg4 (2).jpg
Боевые машины родезийской Армии.

ТРАНСПОРТНЫЕ СРЕДСТВА

Изначально, основными транспортными средствами RLI были грузовые «Лэнд-роверы» и «Бэдфорды RL/RM», а также полуторные «Форды F250/F150», использовавшиеся для перевозки минометов и их команд. Позже, в 1974 году на смену старым грузовикам пришли более новые модели «Mercedes 2.5  Unimog».

С означенной выше машинерией повстанцы боролись, устанавливая на дорогах мины. В свою очередь родезийцы наполняли шины водой (колеса становились тяжелыми, но эффективно поглощали энергию минного взрыва), а также защищали корпуса и кабины с помощью мешков с песком и резиновых «поясов безопасности». Стоит отметить, что в кабинах грузовиков путешествовать было небезопасно, поскольку в хорошо защищенном кузове машины шансы выжить во время подрыва были во много раз больше.

Помимо блиндированных грузовиков бойцы RLI использовали «крокодилы», бронетранспортеры, построенные на базисе грузовиков «Ниссан» и «Исуцзу». Защиту «крокодилов» обеспечивала V-образная наклонная броня на днище, усиленные стенки корпуса и пуленепробиваемые стекла.

ВЕРТОЛЕТЫ

Вертолеты были важнейшим средством транспортировки бойцов RLI, поскольку могли быстро перебросить десант на большие расстояния, характерные для войны в африканском буше. Основным вертолетом родезийской пехоты был французский «Алуэтт-III» (первый вертолет, обладающий реактивной турбиной, обеспечивающей повышенную тягу и отменную скороподъемность).

Помимо пилота в экипаж «Алуэтта» входил техник-стрелок, занимающийся ремонтом на земле и стрельбой из пулемета (установленного в дверном проеме) в боевой ситуации. На первые версии десантных вертолетов родезийцы ставили MAG, на смену которому пришел двойной Браунинг .303. Оба пулемета были оборудованы коллиматорными прицелами и «улавливающими мешками» для пулеметов. Последние подхватывали вылетающие гильзы, способные повредить винтам машины.

Изначально родезийцы использовали в боях транспортный вариант «Алуэтта» известный, как G-транспорт. Впоследствии от G-транспорта отказались по той причине, что он был плохо защищен и не обеспечивал безопасность десанта на необходимом уровне.  В 1974 году часть «Алуэттов» была конвертирована в командно/штурмовые К-транспорты. Вместо десанта эти машины несли 20мм пушку Matra MG151, стреляющую осколочными снарядами, дополнительное радиооборудование и специалиста, командующего воздушной штурмовкой. Пилоты К-транспортов были выучены так управлять вертолетом, чтобы пушка, расположенная в левой части геликоптера, могла вести по противнику непрерывный огонь (сложность задачи была такова, что менее опытные экипажи ставили на свои вертолеты не MG151, а менее эффективный, но более удобный во время пилотирования счетверенный «Браунинг» .303).

Воздушные операции в Родезии были довольно сложным делом, поскольку температура в районе боевых действий была высокой, а воздух «тонким». В условиях полной загрузки вертолеты действовали на границе допустимых возможностей. Сбрасывать десант приходилось на крохотных пятачках, а иногда даже на обратные склоны холмов или в кусты. В некоторых случаях десантирование производилось с висящей машины, поскольку посадка в районе высадки оказывалась невозможной (например, из-за камней). Поскольку «Алэутт» был довольно компактной машиной, десантники могли создать вертолетную площадку вручную, выпилив кустарник при помощи мачете или перерубив небольшие деревья при помощи «FN-пилы» (очередь, выпущенная в упор из FN-FAL легко перерубала кустарник или небольшое деревцо).

На борту вертолета было всегда очень шумно и жарко. Экипаж вертолета переговаривался друг с другом при помощи внутренней системы связи и наушников. Однако, та же самая система связи была бесполезна, когда дело доходило до общения командира «транспорта» и десантной команды.

Помимо «Алуэттов» в 1978 году в распоряжении RLI поступило несколько Augusta-Bell 205 (копия UH-1). Машины прибыли в плохом состоянии и техники полностью перебрали их, прежде чем вертолеты отправились в бой. «Аугусты» были быстрее «Алэуттов» и могли нести 2 десантных подразделения вместо одного.

Родезийские пилоты обитали в тех же самых передовых базах, что и бойцы RLI. Пилоты пользовались заслуженным уважением десантников за свою стойкость и выдержку под огнем. Некоторое время на службе RLI находились Южно-Африканские вертолетчики. Однако, впоследствии, всех «варягов» по политическим причинам попросили «на выход».  В качестве личного оружия пилоты использовали автоматические пистолеты, УЗИ и даже АК-47, тогда как техники/стрелки были вооружены проверенным FN FAL.

02.png
Схема десантирования бойцов из "Алуэтта" (G-транспорт).  Бойцы покидают вертолет в последовательности обратной последовательности загрузки и закрывают заранее известные сектора обстрела.

ДЕСАНТИРОВАНИЕ

Первые авиационные десантные операции RLI провела в 1976 году с помощью устаревших самолетов DC-3. Авиационное десантирование проводилось в целях усиления огневых групп, сбрасываемых с вертолетов. Изначально DC-3 могли брать на борт от 20 до 24 человек. Впоследствии число десантников было уменьшено до 16, поскольку на DC-3 стали ставить систему сброса тепловых ловушек.

Общая десантная подготовка бойцов RLI началась в 1977 году, при этом персонал, не желавший прыгать, был переведен в другие подразделения. Во время последующего обучения, новобранцы- десантники должны были произвести 8 прыжков (один из них ночью). В качестве тренировочных баз применялись аэродромы Нью Сарум (Родезия) и база ЮАР возле Блумфонтейна.

В отличие от парашютистов Второй мировой, совершавших десантирование в специально подготовленные зоны высадки, родезийские десантники прыгали на неподготовленную, поросшую лесом или скалистую территорию, в непосредственной близости от врага. Таким образом, они не могли заранее подготовиться к бою. Во время прыжка десантники крепили оружие непосредственно к телу. Выходные отверстия огнестрельного оружия были заклеены липкой лентой для того, чтобы в дуло не попал мусор и грязь. Кроме того, у всех десантников был при себе 9мм пистолет, который можно было пустить в дело сразу после приземления (и даже в том случае, если десантник повис на дереве).

Десантники носили боевые башмаки из коричневой кожи, которые были более удобной обувью, нежели Вельдшоены. Для защиты головы использовались британские стальные каски, а также мотоциклетные шлемы. После приземления от последних по-быстрому избавлялись, ибо мотоциклетные шлемы глушили звуки выстрелов и не обеспечивали баллистической защиты бойца.

Перед высадкой каждый боец проверял свою экипировку и экипировку соседа спереди. Руководитель прыжка проверял всех бойцов непосредственно перед высадкой. Большая часть прыжков проводилась с малой высоты (500 футов и ниже), что позволяло десантникам быстро, в течение 20 секунд, преодолеть пространство, открытое для вражеского огня (при этом отдельные десантники все равно умудрялись находить в своих парашютах пулевые отверстия). Из-за низкой высоты десантирования, бойцы частенько получали травмы, хотя к этому относились как к необходимому злу. Самой большой проблемой десантирования была невозможность раскрытия запасного парашюта (ему просто не хватало высоты). Родезийцы использовали неуправляемые парашюты, полет которых мог быть немного скорректирован при помощи строп. Стоит отметить, что использованные парашюты применялись многократно, ибо Родезия, находясь под санкциями и не могла приобретать их свободно.

Поскольку десантирование проводилось в быстром темпе, десантник покидал самолет в течение секунды, что, при приземлении, давало разброс в людях на 50 метров. В некоторых случаях 16-20 человек покидали самолет в течение 10-12 секунд, что позволяло быстро собрать на земле единую боевую группу. В некоторых случаях десантники прыгали вместе с контейнерами CSPEP (Carrying Straps Personal Equipment Parachutist), в которых можно было разместить 50 килограмм полезного груза – дополнительное оружие, боеприпасы, а также воду и сухой паек. Боец прикреплял контейнер после того, как надевал парашют. Во время приземления CSPEP касался земли первым, что несколько усложняло процедуру десантирования.

10.jpg
Родезийские десантники на борту DC-3.


ОСОБЕННОСТИ СЛУЖБЫ

Казармы Брэди в Булавайо были старыми строениями RAF, возведенными еще во время Второй мировой войны. Жить в них было не очень приятно. В 1962 году бойцы RLI перебрались в Крэнборнские казармы, Сэлисбури. Новые казармы были намного лучше старых, как с точки зрения комнат, так и потому, что в пределах тренировочной зоны располагался бассейн, теннисное поле и тренировочная площадка. Коммандос Эхо имели в бараках свою собственную зону, в которой располагались магазины, арсенал и многочисленные места отдыха. Чистота в комнатах казармы обеспечивалась самими жильцами. Каждый обитатель Сэлисбури имел в своем распоряжении два стальных шкафчика под униформу и разные мелочи, прикроватную тумбочку, а также ящик для обуви.

Если штабной персонал RLI жил в Крэнборне на всем протяжении боевых действий, то бойцы коммандос частенько покидали казарму и отправлялись на передовые базы (или базы огневой поддержки) в целях последующей борьбы с повстанцами. Как правило, бойцы RLI создавали небольшие временные базы с территории, которых можно было быстро добраться до противника. Полноценные передовые базы создавались лишь в том случае, если Родезийское командование планировало провести крупную боевую операцию.

Как правило, база огневой поддержки располагалась на ровной поверхности, подходящей для быстрого создания взлетно-посадочной полосы. Рядом с базой должен был находиться источник питьевой воды. Периметр базы огораживался колючей проволокой, особое внимание уделялось созданию секторов прямого огня. В целях дополнительной защиты родезийцы копали траншеи, строили простенькие бункеры и устанавливали пулеметные точки.  От минометных обстрелов ключевые точки базы защищались укрытиями, изготовленными из стальных бочек под завязку наполненных землей. Для контрбатарейной борьбы родезийцы применяли минометы, которые могли нанести удар возмездия или выпустить осветительный снаряд. Впрочем, атаки на базы огневой поддержки были чрезвычайно редки. Из скольких-нибудь серьезных операций можно вспомнить лишь рождественскую атаку ZANLA в декабре 1977 года (в тот день повстанцы атаковали родезийцев при помощи минометов и реактивных гранатометов).

Пребывая на базе огневой поддержки, пехотинцы жили в палатках или в деревянных домиках с гофрированной асбестовой крышей. В пределах большой базы строилось кирпичное здание, в котором располагался душ. Мелкие базы такой роскоши были лишены, вследствие чего родезийским солдатам приходилось совершать омовение из ведра или в жестяной ванне. Туалеты располагались с подветренной стороны и, как правило, на большом расстоянии от жилых строений, ибо в жаркую погоду они привлекали огромное количество мух и других вредных насекомых. Содержимое выгребных ям сжигалось раз в неделю, в земле, при помощи разведенного бензина. На одной из баз бойцы попутали степень разведения горючей жидкости, вследствие чего горящие отходы взорвались и содержимое «неизвестной избушки» разлетелось по всей территории лагеря.

Учитывая высокий темп боевых операций, на базах всегда был человек (его называли «черная летучая мышь» или «черный бэтмен») отвечающий за стирку одежды, глажку и выполнение других мелких, но хлопотных обязанностей, связанных с ежедневным бытом солдат. «Бэтмен» ел ту же самую пищу, что и бойцы коммандос и получал аналогичное денежное довольствие.

На начальном этапе войны пища родезийских пехотинцев была отвратительной (до такой степени, что в нескольких подразделениях едва не начался бунт). Однако, со временем ситуация изменилась к лучшему и к концу войны солдатскую еду можно было смело назвать вкусной. Завтрак состоял из каши, бекона и яиц. Обед включал в себя суп, мясное второе блюдо, пудинг, консервированные фрукты и заварной крем. На ужин подавалось легкое блюдо, например, пирог и чай. Многие бойцы верили, что армейские повара, для понижения либидо, добавляли в питье военнослужащих «синий камень» (сульфат меди).

В казармах офицеры, сержанты и рядовые имели собственные места питания (при этом в боевой ситуации все родезийские военные принимали пищу вместе). Вечером каждый боец мог дойти до грузовика снабжения и приобрести две бутылки пива. Здесь же можно было добыть сигареты и газированную воду. Продажа спиртного была запрещена, но многие бойцы решали эту проблему при помощи запрятанного в вещи алкоголя.

Если боевая операция проводилась на значительном расстоянии от базы, родезийские солдаты брали с собой 24-ех часовой рацион – картонную коробочку, в которой находились кукурузные хлопья и мясо (солонина, ветчина, бобы с сосиской или консервированные сардины), пакетик с рисом или картофельным пюре, сушеные фрукты и твердое лакомство, получившее название «собачий бисквит». «Бисквит» обычно не ели в сухую, его увлажняли при помощи чая, измельчали и употребляли с джемом или плавленым сыром. Кроме того, бойцы брали с собой в поход небольшой контейнер, в котором находились: сладкие арахисовые орехи, туалетная бумага, спички, пакетики кофе и чая, а также сухое молоко. На ранних этапах войны пехотинцы изредка охотились в буше или покупали у фермеров цыплят, чем разнообразили свою диету. Что касается десантников, то они брали с собой маленькие газовые плитки, на которых можно было быстро разогреть пищу. Те же самые плитки использовались в качестве устройств для обогрева. Стоит отметить, что в боевой ситуации родезийские военные предпочитали не разогревать пищу, ибо дым от готовки мог демаскировать их текущую позицию.

Вода была жизненно необходима для проведения боевых операций. Отправляясь на задание, родезийские бойцы брали с собой две канистры жидкости, поскольку найти воду во время патрулирования было сложно (частенько найденная вода была заразной, и пить ее без серьезных последствий было решительно невозможно).  Очень часто рюкзаки пехотинцев были так плотно набиты боеприпасами и водой, что в них не оставалось места для пищи. Для решения этой проблемы солдаты вскрывали рационы, выбирали из них понравившуюся еду, а остальное распределяли между заинтересованными товарищами.

art1.jpg
ПЕРЕД БОЕВЫМ ВЫЛЕТОМ, 1978

Услышав звуки серены, десантники хватали рюкзаки и оружие и мчались на стоянку к боевым вертолетам. Камуфляжная краска наносилась на лица в последнюю минуту, потому что была жирной и легко стекала в глаза на африканской жаре. Пилот вертолета (К-транспорт) и командир десантной группы быстро обсуждали план операции, после чего поднимались в воздух. Офицер (1) одет в стандартную униформу цвета хаки и зеленый берет. На летчике (2) можно увидеть бронежилет. Десантники не пользовались подобной защитой, поскольку она была слишком тяжелой. На вооружении пилота находится UZI, незаменимый для ближних схваток с противником. На заднем плане стоит G-транспорт, вооруженный сдвоенными Браунингами .303. К-транспорт вооружен 20мм пушкой MG121.

art2.jpg
«ВСТАТЬ, ЗАКРЕПИТЬ КРЮКИ» - ПРОЦЕДУРА ДЕСАНТИРОВАНИЯ

Родезийские десантники покидали самолет на высоте 500 футов и при этом, в общей сложности, сумели выполнить больше боевые прыжков, чем любое подразделение в истории войн. Некоторые бойцы RLI делали 2-3 боевых прыжка в течение дня! Основной парашют бойцы крепили на спине, тогда как резервный – крепился на груди. Впрочем, в типовой ситуации, выход из строя основного парашюта грозил десантнику смертью, поскольку на раскрытие резервного парашюта не оставалось времени. Парашюты открывались автоматически: когда боец покидал самолет, кольцо, прикрепленное к стальному кабелю (проходящему по всей длине самолета), приводило к раскрытию основного парашюта. Подобная автоматическая система срабатывала быстрее, чем ручная активация кольца и была незаменима для прыжков с низкой высоты.
Случалось, что десантники приземлялись прямо в центр вражеской позиции и сразу же вступали в бой с врагом. Как следствие бойцы покидали самолет с оружием в руках. Время сброса было критичным для успеха всей операции. Бойцы должны были покидать самолет один за другим, в противном случае радиус разброса был слишком велик. Типичная высадка подразделения RLI занимала от 10 до 12 секунд.

07.02.2016
(с) Илья «Mr.Garret» Садчиков
На основе материалов Rhodesian Light Infantryman 1961–80, Neil Grant, Peter Dennis, Osprey, 2015.
Tags: cold war, history, war history, ww3, история
Subscribe

Posts from This Journal “cold war” Tag

  • ICBM (PC)

    К концу второго часа Тотальной ядерной войны Европа и Северная Америка были полностью уничтожены. Если от Европы осталось атомное пепелище,…

  • SOLDIERS OF FORTUNE 2: DOUBLE HELIX (PC)

    Так уж получилось, что Soldiers of Fortune стала одной из знаковых игр Raven Software. В рамках одного приключения авторам удалось собрать…

  • COMMAND AND CONQUER 4: TIBERIUM TWILIGHT (PC)

    В 2062 году наступила очередная фаза мрачного будущего. Кейн, выживший в последней войне, заключил стратегический союз с GDI и получил ресурсы,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments