Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Category:

ЮГОСЛАВСКИЕ ВОЙНЫ. ЧАСТЬ 6: БИТВА ЗА КАЗАРМЫ - КРОВАВЫЙ СЕНТЯБРЬ 1991.

Безымянный.jpg

Битва за Казармы стала отправной точкой Сербско-Хорватского конфликта, за которой последовали более масштабные события в Вуковаре и Дубровнике. 

Первые атаки хорватов на казармы ЮНА были зафиксированы в июле 1991 года, после чего нападения приняли постоянный и, в целом, предсказуемый характер. К концу лета стало ясно, что хорваты намерены захватить большую часть югославского оружия, оставшегося на их территории. Командование ЮНА должно было предпринять меры к защите военных комплексов, но ничего подобного не произошло. Генералы Югославской армии или полностью не понимали сложившуюся ситуацию или делали вид, что не понимают ее.

В сентябре 1991 года военное командование Хорватии приступило к решительным действиям против югославских анклавов, блокируя казармы подразделениями зенговцев и отрезая склады оружия от частей, сохранивших верность федеральному правительству.  Официально, блокада казарм должна была начаться 12 сентября, но отдельные подразделения зенговцев приступили к атакам за несколько недель до означенного срока. Некоторые из этих несанкционированных вылазок оказались провальными. Так, например, 25 августа 1991 года хорваты провалили захват казарм в Сине.

Однако в большинстве случаев нападения завершались успехом. Так, например, 3 сентября хорваты захватили казармы в Сисаке, а 13 сентября зенговцы получили полный контроль над складом оружия в Госпиче. Самым удачным днем оказалось 21 августа, когда в руки хорватских военных попал югославский военный поезд, перевозивший оружие из Словении (где конфликт уже подошел к своему концу) в Сербию. В числе хорватских трофеев оказались многочисленные ПЗРК, ПТУРСы, нескольких артиллерийских систем и минометы.

К тому моменту, когда югославские генералы начали действовать, хорваты захватили 32 крупных склада с оружием и несколько сотен малых военных объектов. В большинстве случаев югославское командование не реагировало на действия блокирующей стороны и уходило в глухую оборону при малейших признаках опасности.

14 сентября стал первым официальным днем «Битвы за казармы». К концу суток под контролем зенговцев оказались казармы в Плоце, несколько военных зданий в Госпиче и одна военный объект ЮНА в Перушиче. Что касается казарм, оказавшихся в Вуковаре, то им было суждено оказаться в сердце многомесячной и весьма кровопролитной осады которую в ответ на хорватскую инициативу инициировала ЮНА (осаде Вуковара будет посвящена следующая глава).


Битва на шоссе сентябрь 1991.jpg
Добровольцы в битве за шоссе Загреб-Белград. Сентябрь 1991. (с) Jean-Clause Coutasse.

ВАРАЖДИНСКИЕ ДНИ ВОЙНЫ

14 сентября 1991 г. хорваты осадили 32-й корпус ЮНА (Вараждин), находящийся под командованием генерал-майора Владимира Трифуновича. Внутри Вараждина находились укрепленные здания ЮНА, а также внушительные силы Югославской армии в составе: 32-ой механизированной бригады (командир полковник Берислав Попов) и 32-ого смешанного артиллерийского полка (командир подполковник Владимир Давидович).
В окрестностях Вараждина размещались следующие воинские подразделения верные федеральному правительству: 32-ой инженерный полк, 411-ый смешанный танковый полк, 73-я механизированная бригада, 265-я механизированная бригада, 288-я смешанная противотанковая артиллерийская бригада. В совокупности гарнизон ЮНА в Вараждине был вторым по численности гарнизоном Югославской Армии на территории Хорватии.

Блокада 32-го корпуса была осуществлена 104-ой бригадой зенговцев и 5-м батальоном 1-ой Гвардейской бригады (под объединенным командованием полковника Зелемира Шкарека).

15 сентября Трифунович приказал приступить к минированию всех армейских строений, которые в случае серьезного столкновения могли достаться хорватам. Сообразив, к чему дело идет, представители городской администрации попытались найти компромисс между враждующими сторонами. Однако спокойная беседа была прервана грохотом взрывов, донесшихся с городского аэродрома. В этот самый момент югославские штурмовики забросали бомбами два Ан-2, прибывшие из Венгрии с грузом хорватского оружия. Один самолет был уничтожен на ВПП, второй остался невредим - предназначавшаяся ему бомба упала в поля.


План боевых действий ЮНА на первом этапе конфликта. Август - сентябрь 1991.

Поскольку компромисс между хорватами и югославами найден не был, зенговцы приступили к захвату военных объектов югославской армии. В 15-00 в городе началась активная стрельба, сменившаяся минометным обстрелом со стороны ЮНА. К концу дня защитники казарм вдребезги разнесли хорватский полицейский участок и расположенную поблизости электрическую подстанцию.

16 сентября минометы заработали с хорватской стороны, тогда как югославы приступили к активной контрбатарейной борьбе, а также к минированию наиболее уязвимых участков защитного периметра. К исходу дня выяснилось, что из казарм ЮНА дезертировало 42 человека, при этом часть беглецов перешла на сторону противника.

Пик боев за Вараждин пришелся на 17 сентября, когда хорватские части оказались под контролем полковника Ивана Руклича. 18 сентября хорваты взяли под контроль городские улицы Вараждина. Еще через день зенговцы вмешались в радиообмен между подразделениями 32-го корпуса и артиллерийскими наводчиками ЮНА. В результате хорватам удалось дезинформировать противника и серьезно завысить численность собственных войск, что, в конечном итоге, привело к сдаче большей части югославских подразделений.

Самое удивительное во всей этой истории то, что блокированному гарнизону не захотели помогать соседние подразделения Югославской армии. Их командиры или боялись вступить в открытое столкновение с противником или пытались отсидеться за толстыми стенами гарнизонов или вообще боялись действовать, не получив добро от «Белграда». Во время «Битвы за казармы» подобное поведение югославских военным было, скорее, правилом, чем исключением.

После сдачи 32-го корпуса ЮНА в Вараждине в руки хорватов попали 74 танка Т-55, три легких танка ПТ-76, два танковых мостоукладчика, пять ремонтно-эвакуационных машин, 71 БТР, 18 самоходных зенитных орудий,  6 «Гвоздик»,  десять минометов, тридцать гаубиц, восемь ракетных многоствольных установок, больше восьми тысяч единиц стрелкового оружия, 25 тысяч ручных гранат, 4.8 миллиона патронов, несколько тысяч снарядов, 72 тонны взрывчатки, около 500 различных автомашин и 25 000 единиц стрелкового оружия. Большая часть захваченного оружия были использована хорватами во время осады Вуковара.

Во время «Вараждинских дней войны» обе стороны конфликта потеряли по 2 человека убитыми и несколько десятков раненными.


Хорватский доброволец на посту возле Петриньи. Сентябрь 1991. (с) Jean-Claude Coutasse.

ОСАДА БЕЛОВАРА

Беловарский гарнизон ЮНА находился под командованием полковника Райко Ковачевича. Пока хорваты сражались за Вараждин, в Беловаре было относительно спокойно, но в конце сентября ситуация начала меняться в худшую сторону.

22 сентября 1991 года беловарские казармы были блокированы зенговцами (под командованием беглого подполковника ЮНА Йосипа Томшича). При этом в блокаде оказались не только югославские военные, но и сербские мирные жители, не пожелавшие искать общий язык с новой властью (опять же, подобное поведение гражданских сербов было правилом, а не исключением). 23 сентября к Беловару подтянулись силы 105-ой бригады, которые блокировали город с трех направлений и приготовились к отражению возможного танкового прорыва ЮНА (из Беловара в направлении на Сербию).

29 сентября зенговцы (при полной поддержке местной полиции) атаковали казармы Ковачевича. Полковник приказал открыть ответный огонь, а сам связался с командованием 5-го военного округа в Загребе и запросил воздушную поддержку. Самолеты на помощь не прилетели, но зенговцы на несколько часов прекратили огонь. Судя по всему, они получили информацию о том, что в городе находится Наблюдательная Комиссия Европейского Объединения, с которой хорватское военное командование хотело избежать проблем.

Перемирие было недолгим. В 19:00 город содрогнулся от чудовищного взрыва: на воздух взлетел один из четырех складов боеприпасов, размещавшихся в селе Беденик (окрестности Беловара). Лишь позже стало известно о том, что командир склада майор Милан Тепич принял неравный бой с превосходящими силами зенговцев. Понимая, что враги берут вверх, Тепич приказал своим людям отстреливаться от наступающих хорватов, а сам забежал внутрь здания и взорвал хранилище боеприпасов. Вместе с Тепичем погибло 7 офицеров и 20 бойцов ЮНА, а также 200 хорватских боевиков. Мощь взрыва была такой, что в Беловаре во многих домах были выбиты стекла, в самом Беденике на расстоянии 200 метров от склада повалило все деревья, а отчетливый грохот был слышен на расстоянии до 20 километров.

В те дни еще никто не знал, что Тепич стал первым и последним Героем Югославии в этой кровавой и бессмысленной войне.  Подвиг Тепича не был забыт. Его имя носит улица в белградской общине Савски венац, а также улицы во многих городах Сербской республики.

250px-Milan_Tepic.jpg
Памятник майору Тепичу.

Однако вернемся к Беловарскому гарнизону. Так и не дождавшись поддержки со стороны Югославских властей и совершенно пав духом, Ковачевич прекратил сопротивление. Решение оказалось ошибочным. Хорваты вывели сдавшихся бойцов ЮНА на плац, а потом расстреляли полковника Ковачевича, подполковника Васича и капитана Йовановича (в 2007 году участники расстрела были осуждены Хорватским судом на смешные сроки).

Военные преступления были совершены не только против солдат и офицеров гарнизона, но и против членов их семей, что во многом предопределило яростный характер последующих боевых действий. После Беловара сербы поняли, что сражаться им придется не столько с новым, сколько со старым врагом (то есть с новым изданием усташей). К сожалению, военное командованием ЮНА продолжало либеральничать с противником и не обращало внимание на национальный подъем в среде сербской молодежи. Знамя здорового сербского национализма взвилось только тогда, когда спасать страну стало поздно и вопрос уже шел о выживании сербов на территории собственного государства. Что касается сербов живущих на других территориях, то военное командование ЮНА вело себя так, словно бы ему до них не было никакого дела. Фактически, великосербы 90-ых сражались за территории, но никогда не сражались за свой народ.

После показательной казни югославских военных, Беловар перешел под полный контроль хорватской администрации, тогда как в руки зенговцев попало многочисленное военное имущество ЮНА: 75 Т-55, 3 ПТ-76, 9 122-мм гаубиц и 77 югославских БМП М-80.

На следующий день хорватам сдалось последнее крупное подразделение ЮНА в регионе – 73-я моторизированная бригада, располагающаяся в Копривнице, после чего сражение за Беловар подошло к концу.

CroatsfromBrdo.jpg
Хорватская семья (отец, брат отца и их сыновья) уходит на войну. На груди отца видна нашивка Национальной Гвардии Хорватии. Осень 1991.

БИТВА ЗА ШИБЕНИК

В приморском регионе Далмация напряженность нарастала на протяжении лета 1991 года. Когда хорватская армия приступила к захвату казарм, югославские подразделения, находящиеся на территории региона, не знали, что предпринять в сложившейся ситуации и передали инициативу в руки противника.

Защиту Далмации осуществлял 9-ый корпус ЮНА, который должен был блокировать хорватские подразделения, пытающиеся войти в регион. Сил у ЮНА было достаточно, поскольку в Далмации располагались 221-я механизированная бригада, 180-я механизированная бригада, 557-й смешанный противотанковый полк, 9-й смешанный артиллерийский полк, 221-я бригада, находящаяся под командованием полковника Борислава Дукича, а также 11-я бригада морской пехоты (это подразделение всегда находилось в состоянии повышенной боеготовности). Против подразделений ЮНА хорваты выставили 113-ю бригаду зенговцев, бойцы которой страдали от нехватки тяжёлого оружия, танков и артиллерии, а также добровольческие подразделения и отряды местной полиции.

Официально боевые действия в регионе начались 14 сентября 1991 года. В этот день хорваты захватили береговую батарею на острове Зиржье, вооружение которой состояло из 12 пушек Ансальдо 90/53, которые в свое время были сняты с итальянского линкора «Витторио Венето».

Битва за приморский город Шибеник началась 16 сентября в 16:00 с двух фланговых ударов ЮНА (удар левого фланга был ориентирован на Маликово и Крицке, тогда как правый фланг наступал на Водице и Шебеник). Практически сразу югославы наткнулись на серьезное сопротивление со стороны зенговцев и хорватских полицейских подразделений, которые пытались удержать под контролем Шибениковский мост (важность моста обеспечивалась географическим расположением города, который раскинулся на противоположных берегах глубокого морского залива). 

20 сентября югославы попытались захватить мост, рассчитывая на поддержку с воздуха. Однако хорваты не дрогнули и вогнали в землю четыре самолета ЮНА (по всей видимости J-21 Jastreb), воспользовавшись ПЗРК и захваченными зенитными орудиями. Еще через два дня хорваты отбросили подразделения ЮНА от моста обрушив на противника град снарядов с захваченной артиллерийской батареи в Зиржье.

Бойцы ЮНА явно не ожидали такого развития событий и начали спешно отступать, да так, что к 23 сентября хорваты овладели окрестностями Дрниса и начали перебрасывать силы в Задар, где разгоралось очередное сражение. Югославы в свою очередь деблокировали побережье и отвели корабли в более безопасный район Адриатического моря.

По результатам сражения за Шибеник хорваты заполучили не только все военные сооружения, расположенные на территории города, но и склад морских мин и склад горючего, в котором хранилось 1 410 000 литров топлива.

Стоит отметить, что югославская артиллерия обстреливала Шибеник на протяжении последующих 100 дней, пытаясь уничтожить склад горючего, а также подстанции в Билице и Кониско. Последняя цель была достигнута, и Далмация стала испытывать серьезные проблемы с подачей электричества, как в жилые дома, так и на военные объекты.

CroatianfighterfiresagainstMuslimsf.jpg
Хорватский боец.

СРАЖЕНИЕ ЗА ЗАДАР

Задар, находящийся в северной части Далмации, превратился в поле боя сразу же после того, как хорваты приступили к захвату казарм. Югославы попытались удержать регион, двинув в сторону Задара 221-ю бригаду (вооруженную танками М-84) и 180-ю механизированную бригаду (на вооружении которой находился батальон Т-34), 557-ю смешанную противотанковую бригаду и бойцов из Краинской ТО (части территориальной обороны).  Задар, в свою очередь, обороняли бойцы 4-й хорватской гвардейской бригады, 112-й пехотной бригады, а также зенговцы (из независимых батальонов Бенковача и Шкабрня) и силы местной полиции. Руководил обороной города полковник Йосип Туличич, глава 6-ой («Сплит») Оперативной зоны.

Недолго думая, югославы попытались взломать оборону противника фронтальным ударом в направлении Задара, но быстро поняли, что хорваты собрались обороняться всерьез. Для того, чтобы выиграть время, бойцы ЮНА вывели из строя электрические подстанции, расположенные в окрестностях города. Пока командиры Югославской армии меняли планы боевых действий, прошло два дня, в течение которых зенговцы захватили локальные склады оружия и получили подкрепление в виде многочисленных добровольцев. Удары югославской авиации, направленные на уничтожение захваченного оружия, успеха не имели. Зенговцы к этому моменту сообразили, что имущество, захваченное на оружейных складах, надо сразу вывозить за пределы армейских зон, ибо в противном случае они окажутся под ударами югославской авиации и будут уничтожены.

К 23 сентября наступление ЮНА окончательно увязло в обороне противника. Пока хорваты брали под контроль военные объекты, расположенные на территории города, из Задара ускользнула большая часть югославских солдат, до этого пребывавших в окруженных казармах.

Стоит отметить, что в начале октября югославы додавили оборону хорватов, сделав ставку на использование артиллерии и танков. Осознав перспективы военного поражения, хорватская сторона запросила перемирия. Югославское командование согласилось прекратить обстрел города в обмен на оружие и военное оборудование, оставшееся на территории Задара.

Вывоз военного оборудования и персонала продолжался до 15 октября 1991 года. За это время с территории Задара были эвакуированы все бойцы ЮНА, верные центральному правительству Югославии, а также вывезено 2250 грузовиков стрелкового оружия и боеприпасов.


Падшие герои. Карловач. Осень 1991.

КРАСИВЫЕ ДЕРЕВНИ КРАСИВО ГОРЯТ

Захват казарм ЮНА продолжался на протяжении всего сентября и сопровождался полным параличом Югославской военной машины. 16 сентября хорваты захватили склады оружия в Славонски Брод и две казармы в Огулине, а также ракетную базу в Жрновнице. 17 сентября без серьезных боев сдались казармы в Даруваре, Огулине, Чаковеце, Крижевце, Вировитице и Пожеге. 18 сентября сдались казармы Рогозницы и две казармы в Даково, возле Гаресницы хорваты взяли под контроль узел связи, а также многочисленные пограничные посты. 19 сентября в Карловаче произошел очередной бой между зенговцами и бойцами ЮНА, которые обороняли локальную казарму. В тот же день хорваты получили контроль над еще одним узлом связи, расположенным в Платаке. Таким образом к 20 сентября под контролем новой власти оказалось более 60 различных объектов ЮНА, в том числе 15 казарм и 11 складов оружия.

23 сентября зенговцы взяли под контроль крупное хранилище боеприпасов в Светки Рок. 26 сентября хорватская армия без боя овладела казармами в Винковце и Осиеке. Осиекский гарнизон покинул город и соединился с подразделениями ЮНА, которые подходили к Осиеку с юга, тогда как в Винковце казармы были оставлены в результате переговоров между представителями боевых соединений. 26 сентября хорваты получили полный контроль над военным комплексом ЮНА, расположенным на острове Коркула.

В сентябре 1991 года хорватские солдаты умудрились захватить несколько кораблей югославских ВМФ. В частности, 14 сентября хорваты взяли на абордаж десантный корабль DJC-612, который ремонтировался в Велка Лука. Обеспечив контроль над судном, хорваты завели двигатели и угнали корабль в дружественный порт. 22 сентября в Кральевице хорваты захватили 15 югославских военных кораблей различных классов (ракетные, торпедные и патрульные катера). Там же был захвачен недостроенный крупнотоннажный ракетный катер, который хорваты спустили на воду 21 марта 1992 года под именем RTOP-11 «Краль Петар Крешимир».

ЮГОСЛАВСКИЙ ОТВЕТ

Пока хорваты брали под контроль многочисленные казармы и военные комплексы ЮНА, руководство федеральной армии искало приемлемый выход из ситуации.

Ответный удар по противнику было решено нанести 21 сентября. Основу Южной ударной группы должны были составить подразделения 1-й Гвардейской механизированной дивизии, которые должны были деблокировать казармы в Винковцах, а также достичь Нашице и Славонски Брод в течение следующих 2-3 дней (через реку Босут).  На втором этапе операции (+ 4-5 дней), дивизия должна была достичь линии Окуцани – Сухополье и перерезать шоссе Загреб-Белград.  Северная ударная группа (12-й корпус) должна была продвигаться от Осиека до Нашице в направлении на Беловар. 17-й корпус должен был действовать отдельно. Он должен был пересечь реку Сава у Славонски Брод и продвигаться вдоль шоссе, взаимодействуя с соседними боевыми группами югославской армии.

Подразделения ЮНА начали наступление на день раньше запланированного срока (20 сентября 1991 г.), поскольку 1-я Гвардейская механизированная дивизия приняла участие в боях сразу же после своего прибытия (то есть без проведения развертывания и без всякой разведки). Вследствие сорванных планов шоссе Сид-Товарник-Стари Янковичи оказалось заполнено военной и гражданской техникой. Здесь же намертво встали мостоукладчики, должные обеспечить форсирование реки Босут. В результате 1-я Гвардейская механизированная дивизия реку вовремя не форсировала, и более того, не получила подкреплений в виде 80-й моторизированной бригады (та развалилась прежде чем достигла хорватской границы) и 2-й гвардейской механизированной бригады, (попавшей под удар своей артиллерии возле Товарника и понесшей серьезные потери).

Тем временем командование ЮНА поставило перед корпусом Банья Лука задачу выдвинуться из Окуцани до Дарувара. Согласно плану командования, по завершении броска корпус должен был выйти на общую линию фронта, которая должна была быть сформирована подразделениями ЮНА через неделю боевых действий. 

Во время движения, корпус Банья Луки получил «подкрепления», которые не желали драться с противником и были откровенно деморализованы хаосом происходящих событий. Так, например, 120-я механизированная бригада в момент соединения с корпусом состояла всего из 280 человек. Окончательно продвижение корпуса было остановлено 29 сентября в районе Пакраца отрядами зенговцев. Стоит отметить, что корпус ЮНА был настолько деморализован действиями хорватов,  что оставил без поддержки подразделения сербской милиции, которые окопались к северу от Пакраца, около Вировитицы.

Книнский корпус ЮНА начал Хорватскую войну в Далмации 16 сентября 1991 года. Войска корпуса захватили Дрнис 18 сентября, но уже через два дня потерпели поражение в районе Паково Село. Взяв под контроль Ловинац, корпус начал испытывать сложности, как с подкреплениями (мобилизация, предпринятая Югославским правительством, была полностью провалена), так и с моральным духом солдат. В Бановине Книнский корпус сумел продвинуться до Петриньи, после чего окончательно остановился.

К 30 сентября военное командование ЮНА решило отказаться от первоначального плана военной операции в Хорватии, поскольку сроки наступления были полностью сорваны. Согласно новому плану, в Далмации и Восточной Славонии Югославская армия должна была перейти к обороне, тогда как основной удар ЮНА должна была нанести в сторону Дубровника. 3 октября 1991 года представители военного командования запросили у Милошевича разрешение на проведение полномасштабной мобилизации, но им было в этом отказано. 

Тем временем в войну с новообразованным Хорватским государством вступил Югославский флот.


На передовую! Восточная Славония. Сентябрь 1991. Jean-Claude Coutasse.

БОЙ В ДАЛМАТИНСКИХ ПРОЛИВАХ

Поскольку хорватские подразделения получали контрабандное оружие морским путем, Югославский флот начал блокаду Адриатического побережья республики 15 сентября 1991 года. Большую часть сентября ВМФ Югославии перехватывал одиночные корабли и небольшие конвои. Однако в октябре федералам улыбнулась удача. Югославские сторожевики обнаружили крупный конвой, состоящий из 40 транспортных судов. Судьба этого малого флота неизвестна, но велика вероятность того, что югославы не дали ему подойти к Хорватскому побережью. Хорватскому парому Euro River, шедшему под мальтийским флагом повезло меньше. Федералы, недолго думая, расстреляли его из пушек.

В ноябре 1991 года хорваты попытался снять блокаду Далматинских проливов. К этому времени Югославский блокадный флот был разделен на три тактических группы. Группа «Каштела» состояла из 7 кораблей, в том числе в ее состав входил фрегат типа 1159 «Сплит». Группа «Вис» состояла из 6 кораблей, в ее состав входил фрегат «Пула», тип «Котор». Группа «Плоче» состояла из шести малых кораблей – трех ракетных катеров и трех тральщиков.

Бой за Далматинские проливы начался 14 ноября. В тот день на мине подорвался сторожевой катер «Мукос», получивший серьезные повреждения носовой части. Югославы сняли с дрейфующего катера команду, но сам катер решили не топить. Хорватские рыбаки умудрились спасти корабль и, впоследствии, он вошел в состав Хорватских ВМФ. Во время проведения спасательной операции корабли группы «Каштела» вошли в проливы, и попали под удар хорватских береговых батарей. В ответ югославские катера начали обстреливать вражеские позиции, при этом большая часть снарядов разорвалась на территории деревень Стоморска и Милна.

Ближе к ночи к бою присоединились корабли группы «Вис», которые также попали под град хорватских «чемоданов». Озлобившиеся федералы начали долбить по острову Брач (где находились вражеские орудия) из главного калибра «Пулы». Воспользовавшись ночным затишьем, хорваты перебросили на остров небольшое подразделение морского десанта. Судя по всему хорваты ожидали штурма артиллерийских позиций, но его, по непонятной причине, не последовало.

Ранним утром 15 ноября группа «Сплит» приступила к обстрелу вражеских позиций в черте города Сплит. Югославам удалось повредить два парома и порушить несколько гражданских зданий. Береговые батареи хорватов открыли ответный огонь и заставили югославский флот отойти от береговой черты. В этот момент югославские ВВС нанесли удар по батареям Сплита. Особого урона авиация противнику не нанесла, зато хорваты сбили один J-21.

Во второй половине дня в проливы пришла штормовая погода, вследствие чего югославский флот встал на якоря. На следующий день корабли групп «Каштела» и «Плоче» решили соединиться с кораблями группы «Вис».  Проходя между Хваром и Ловиште, флотилия попала под обстрел береговых орудий. Один тральщик получил попадание в нос, а еще один словил снаряд в машинное отделение. В 15:30 в бой вступил «Сплит». Хорваты яростно отстреливались и смогли потопить минный тральщик. Возле мыса Привала югославский флот вновь попал в зону действия береговых батарей. Теперь югославские фрегаты отстреливались вместе. К концу дня югославский флот потерял тральщик ML-143, а получивший повреждения тральщик ML-144 сел на мель.

Воспользовавшись поднявшимся туманом, югославские корабли отошли от побережья и приступили к дальней блокаде Хорватии. Дальнейшие боевые действия были прерваны начавшимся перемирием.

Потеряв несколько кораблей, Югославские ВМФ отказались от активных действий и больше в морских операциях не участвовали.

КАРТЫ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В СЛАВОНИИ И ДАЛМАЦИИ. ОСЕНЬ 1991.
(кликните на карту для увеличения).


Боевые действия в восточной славонии_-_September_1991_-_January_1992.jpg
Карта боевых действий в Восточной Славонии. Осень 1991 г.


Боевые действия в Западной Славонии. Осень 1991 г.



Боевые действия в Далмации. Сентябрь-октябрь 1991 г.

25.06.2015 (с) Илья Садчиков под редакцией Arris.
Tags: cold war, history, war history, ww3, югославия
Subscribe

Posts from This Journal “югославия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments