Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Categories:

Проблемы бомбардировочной авиации США в первой четверти XXI века.

Данная статья представляет собой перевод второй части аналитического отчета Northrop-Grumman о проблемах бомбардировочной авиации США в начале XXI века. При помощи цифр и графиков авторы статьи демонстрируют снижение наступательного потенциала американской авиации, а также рассказывают о проблемах с которыми она столкнется в войнах будущего. Для нас ценно то, что данный отчет напрочь опровергает выводы Стратфор о быстрой и эффективной победе США в гипотетической воздушной войне в небе Украины.


ЧАСТЬ 2. КРИЗИСЫ БУДУЩЕГО

ВВС США сможет преодолеть любой кризис XXI века, если сможет справиться с тремя основными проблемами. Проблема 1 – недостаток американских военно-воздушных баз в потенциально взрывоопасных регионах планеты. Проблема 2 -  качественное улучшение ПВО потенциальных противников. Проблема 3 – серьезное уменьшение временного интервала, необходимого для обнаружения, идентификации и уничтожения выбранной цели.


НЕХВАТКА ВОЗДУШНЫХ БАЗ

После завершения Холодной войны, основной зоной интересов США стал Тихоокеанский регион. Однако уже в 2002 году Центр Стратегического и Бюджетного анализа составил рапорт, согласно которому ВВС США могут принять участие в боевых операциях на Европейском ТВД.

К концу первого десятилетия XXI века, ВВС США могли получить доступ к 338 европейским ВПП, под контролем которых могла оказаться территория размером 7 млн. кв. миль. Для сравнения, в регионе Персидского залива ВВС США имели доступ к 151 ВПП, тогда как в Азиатско-Тихоокеанском регионе к 278 ВПП (у США не было ни одной полосы на территории Китая и Северной Кореи). В том случае, если на ВПП придется строить специальные укрытия для самолетов, число пригодных ВПП снизится до величины 14 ВПП на 1 млн.кв.километров в Персидском заливе и 3 ВПП на 1 млн.кв.км в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Данная статистика показывает, что ВВС США более не сможет наносить удары с тактических аэродромов. Многие цели будут находиться на дистанции 1500+ миль.


Важность боевых операций на больших дистанциях может быть наглядно продемонстрирована на примере Тайваньского кризиса. Если на первой фазе конфликта Корея и Япония откажут ВВС США в использовании своих ВВП, ближайшей к Тайваню американской базой станет Гуам, находящийся на расстоянии 1,700 миль от зоны конфликта. Австралия сможет предоставить США еще 30 ВПП, находящихся на расстоянии от 2,700 до 4,200 миль от зоны конфликта. Использование воздушных танкеров не решит проблему, поскольку для обеспечения боеспособности 4 F-22, способных нанести удар на расстоянии 2,000 миль, необходима совместная работа 5 воздушных танкеров KC-135R (то есть, на доставку 1.6 снарядов типа JDAM до цели понадобиться 1 танкер).  Если удары будут наноситься с территории Австралии, на обеспечение работы тех же самых 4 машин, понадобиться целых 8 танкеров (на доставку 1 снаряда типа JDAM понадобиться 1 танкер). Однако, если ВВС США используют для подавления целей B-2, воздушные танкеры не понадобятся вовсе, тогда как на цель будет сброшено 16 JDAM и еще 500 фунтов другого авиационного оружия.

Тип самолета В строю, единиц JDAM нагрузка, единицы Всего JDAM Боевой радиус, миль Нужно танкеров

  • Комментарий

F-35 200 2 400 1 000 54 Авианосцы
F-35 150 2 300 1 700 70 Гуам
F-35 150 2 300 3 500 157 Австралия
B-2 16 16 256 3 500 8 Австралия
Всего 516 1256 289

Отсутствие тактических баз в Тихоокеанском регионе приведет к тому, что исход военной операции будет зависеть от эффективности воздушных заправок, основным лимитирующим фактором которых станет усталость персонала (мы считаем, что предельная интенсивность работы персонала в подобных условиях будет равна 10 часам).

Не трудно подсчитать, что на поддержку воздушной армады из 500 самолетов придется выделить 300 танкеров, выживание которых не гарантировано.


Рис.1. Эффективный радиус действия боевых машин ВВС США по классам.

На рис.1. представлен график, демонстрирующий число самолетов США (с распределением по группам) способных нанести удар по целям, находящимся на различном удалении от ВПП. На графике видно, что удары на дистанции свыше 500 миль могут наносить только бомбардировщики. Это значит, что в будущем у США будут серьезные трудности с проведением стратегических операций на большом удалении от военных баз.

Под истребителями ближнего действия (Short-Range Fighters) понимаются A-10, OA-10, F-16.
Под истребителями дальнего действия (Long-Range Fighters) понимаются F-15, F-22, F-117.
Под бомбардировщиками (Bombers) понимаются B-52, B-1, B-2.
Под истребителями морского базирования (Carrier-based Fighters) понимаются истребители ВМФ США (по 50 машин в каждой из 11 авианосных групп).

ЗАКРЫТОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО

Весьма вероятно, что в будущем ВВС США придется преодолевать эшелонированную оборону нового поколения, которая будет кардинально отличаться от тех систем ПВО, с которыми американские пилоты познакомились в Ираке.

Обновленные системы ПВО будут иметь распределенную радарную сеть, их выживание будут обеспечивать зенитные ракеты большой дальности и новые истребители перехватчики 5-го поколения. Примером подобной системы может стать русский комплекс С-300, который обладает фазированной антенной решеткой, интеллектуальной системой подавления радио-электронных помех и системой одновременного сопровождения нескольких целей.  В отличие от зенитных систем предыдущего поколения, С-300 обладает большой дальностью стрельбы (125 и 250 миль), высокой мобильностью, а также отменными системами противодействия самолетам РЭБ. Многие аналитики и командиры ВВС США считают, что машины аналогичные B-1B не смогут взломать Российскую ПВО даже в том случае, если их экипажи будут использовать различные виды электронных помех.


Рис.2. Китайский комплекс ПВО HQ-9.

Еще хуже то, что подобные системы не только совершенствуются в России, но и распространяются по странам Персидского залива и Азиатско-Тихоокеанского региона. Так, например, Китай закупил от 14 до 20 батальонов С-300 (примерно 700-100 ракет ПВО), которые контролируют воздушное пространство, отделяющее материк от Тайваня. В случае необходимости эти системы смогут блокировать воздушное пространство для ДРК, сделав его смертельно опасным для любых самолетов 4-го поколения.

В настоящее время системами ПВО на базе С-300 обладают 8 стран. Возможности ВВС США в этих странах весьма ограничены. Продвинутые системы ПВО будут снижать наступательный потенциал американских ВВС, а также нанесут серьезные потери боевым самолетам четвертого поколения и крылатым ракетам, которые будут запущены с кораблей или подводных лодок.


Рис.3. Территории защищенные новейшими системами ПВО. Серым цветом помечены страны, которые хотят закупить подобное оружие.


Рис.4. Радиус действия различных российских систем ПВО.

С-300ПМУ-1 состоит на вооружении: России, Армении, Белоруссии, Болгарии, Китая, Греции, Индии, Казахстана, Словакии, Украины, Вьетнама.
С-300B состоит на вооружении России, Белоруссии и Украины.
С-400 состоит на вооружении России.
HQ-9 состоит на вооружении Китая.

Еще одна проблема связана с тем, что на вооружении некоторых ПВО начали поступать новейшие перехватчики поколении 4+/5. Русские истребители Су-27, Су-30 и Су-37 способны перехватить подавляющее большинство американских бомбардировщиков. Особую опасность представляет Су-37, оборудованный мультифункциональным радаром с фазированной решеткой и продвинутой системой РЭБ. Боевой радиус действия этого перехватчика близок к 1,000 миль. Помимо этих смертельно опасных машин, ВВС России и Китая готовы принять на вооружение истребители пятого поколения. ПАК-ФА, J-20 и J-31 построены с использованием технологии Stealth, способны переходить в сверхзвуковой режим полета и потенциально могут бросить вызов F-22. Если Россия и Китай сумеют реализовать свои военные программы, то их ВВС получат 5 поколение истребителей в середине / конце второго десятилетия XXI века.


Рис.5. Русский ответ американским бомбардировщикам.

Не стоит забывать и о широком распространении наступательных баллистических ракет, оборудованных спутниковой системой навигации и улучшенными системами управления. Новое поколение подобных ракет на порядок точнее и смертоноснее, чем предыдущее. Тот же Китай имеет 1000 баллистических ракет средней дальности, большая часть которых направлена на Тайвань. Каждый год на вооружении Китайской армии поступает еще 100 подобных снарядов. Ракетные системы следующего поколения, вероятнее всего, будут иметь маневрирующие боеголовки, способные поразить укрепленные авиационные бункеры или корабли, активно маневрирующие в открытом море.

Крылатые ракеты также являются проблемой. Во всем мире насчитывается 75,000 крылатых ракет, которые могут быть легко переделаны в оружие, способное наносить удары по наземным целям. Как минимум девять стран производят ракеты, способные уничтожать цели, находящиеся на расстоянии 60-500 миль. Тот же Ирак активно применял крылатые ракеты китайского производства против наступающих американских войск. В некоторых случаях эти ракеты пробивали американскую систему ПВО и наносил удары по дружественным частям и соединениям.


Рис.6. Распространение перехватчиков поколения 4+ / 5.

Современная Индия учла опыт Ирака. В настоящее время на вооружении этой страны находится мобильная система Pj-10, способная поражать цели на расстоянии 175 миль. Еще две системы крылатых ракет проходят испытания. Особые надежды индийцы возлагают на Lakshya – крылатую ракету способную доставить 1000 фунтовую боеголовку на расстояние в 300 миль. Иран также занимается разработкой крылатых ракет, обмениваясь технологиями и научными разработками с Северной Кореей. Завершая разговор о крылатых ракетах можно сказать, что это дешевое и эффективное оружие может нанести серьезный урон американским войскам, действующим в пределах Ближневосточного или Азиатско-Тихоокеанского театра военных действий.

В пределах вражеского воздушного пространства, американские самолеты должны получать корректную информацию о целях. Доктрина сетецентрических операций была создана по результатам операции Буря в пустыне. Свое название С2 она получила благодаря словам command и control (командование и контроль). Задачей С2 стало своевременное обеспечение ударных машин информацией о текущем местоположении целей. Эффективность С2 была доказана во время второй Иракской войны, во время которой пилоты получили 84% всей информации о целях прямо во время полета. Большая дальность ударных операций будущего окажет свое влияние на развитие сети С2, поскольку новые типы бомбардировщиков будут действовать в отрыве от истребителей, находясь в пространстве, заполненном враждебными самолетами. В таких сложных условиях фактор точного наведения нацель становиться вопросом успешного выживания самолета и его экипажа.


Рис.7. Китайский ответ американским бомбардировщикам.

Если баллистические и крылатые ракеты представляют серьёзную угрозу для армии США, то системы ядерного удара могут превратить любую наступательную операцию Штатов в полную катастрофу. Число участников Атомного клуба непрестанно растет. В 90-ые годы атомными державами стали Индия и Пакистан. В XXI веке в клуб могут войти Иран и Северная Корея.

Столкновение с атомной державой, это серьезный вызов не только для США, но и для всех союзников Америки. Предоставит ли союзное государство свои ВПП если США вступит в конфликт с атомным государством? Сможет ли президент начать наземную операцию на территории подобной страны, зная, что экспедиционный корпус может стать жертвой ядерного удара? Любой подобный конфликт требует использования стратегической авиации в наступательных целях. Важность подобных самолетов еще более возрастет, если противник использует атомное оружия и армии США придется воевать в условиях радиационного заражения территории и воздушного пространства.

ПРОБЛЕМА ЦЕЛЕУКАЗАНИЯ

Во времена Холодной Войны ВВС США получали 218 новых боевых самолетов в год. Начиная с 1997 года в течение года (в среднем) в строй входила 21 новая боевая машина (то есть производство воздушной техники сократилось на 90%). Как результат, в интервале с 2006 по 2018 год общее число боевых самолетов ВВС США сократится более чем на 200 единиц.


Рис.8. Дональд Рамсфельд указывает новую цель.

Благодаря огромному парку боевых самолетов и большому числу ВПП, в начале XXI века ВВС США могли осуществлять более 1000 боевых вылетов в день (каждая машина могла делать в день по 3 вылета). Командиры будущего вряд ли смогут поддерживать столь высокий темп боевых операций. Самолеты будут списываться быстрее, а ввод в строй новых машин – уменьшится, а значит, цели будущей войны должны быть поражены меньшим числом бомб с меньшего числа самолетов.

Стоит отметить, что сократилось и общее число боеприпасов, которые могут быть использованы во время проведения воздушной операции. Суммарное число 500-1000 фунтовых бомб сократилось на 11%, тогда как снаряды весом 2000 фунтов (например, JDAM) стали еще большей редкостью, их общее количество сократилось на 64%. В будущем, под гнетом оптимизации военного бюджета, число боеприпасов сократится еще сильнее.


Рис.9. Предполагаемая численность ВВС США в 2018 году (в сравнении с 2006).

ВВС США планируют и дальше сокращать флот тяжелых бомбардировщиков. В конце 2008 года были списаны 38 B-52, которые позволили правительству сэкономить 680 млн $. На боевую эффективность экономия повлияла следующим образом: распилив на металл 38 бомбардировщиков, ВВС США лишись возможности уничтожения 638 целей при помощи JDAM или 760 целей с помощью крылатых ракет в течение одного боевого вылета. Много ли это? Во время операции Буря в Пустыне, ВВС США работали в течение 6 недель, на протяжении которых было уничтожено 40,000 целей. Во время операции Свобода Ираку ВВС США работали в течение трех недель и уничтожили 19,000 целей. Таким образом, в среднем, каждый день войны стоил противнику 950 целей.

В войнах будущего число уничтоженных целей будет меньше, хотя бы потому, что: 1) в боевой операции будет участвовать не более половины имеющихся на вооружении самолетов, 2) F-22 и F-35 будут постоянно переключаться между задачами воздушного перехвата и задачами по уничтожению наземных целей, 3) сложность выбора цели возрастет на порядок, так как при меньшем количестве самолетов, командиры ВВС будут интенсифицировать боевую работу машин.


Рис.10. F-15E - один из немногих самолетов ВВС США, способных сбросить на цель GBU-28.

Ситуация усугубиться еще более, если в воздушное пространство противника смогут проникнуть только stealth самолеты. К 2018 году «невидимые» самолеты будут составлять 21% от всего парка американских боевых машин. В их число войдут  - 16 B-2s, 180 F-22 и 150 F-35. Учитывая, что F-22 будут ориентированы на захват воздушного пространства, а половина F-35 достанется ВМФ США, можно уверенно утверждать, что штурмовыми операциями будут заниматься не более 5% от всего числа имеющихся stealth самолетов.

Сложившуюся ситуацию можно исправить только при массированном использовании бомбардировщиков, вклад которых в достижении победы сложно переоценить. На себя обращает внимание тот факт, что при малом числе бомбардировщиков, они способны уничтожить внушительное число целей, используя умное оружие последнего поколения, например, JDAM. Во время войны НАТО против Югославии, бомбардировщики доставили до целей 50% от общего числа использованных боеприпасов. B-2, вооруженные ранним вариантом JDAM, совершили 3% от общего числа боевых вылетов, но при этом уничтожили 33% от общего числа всех пораженных целей. Во время операции Несокрушимая свобода, бомбардировщики совершили 10% от общего числа боевых вылетов ВВС США, но при этом использовали 70% всех потраченных бомб и управляемых снарядов (кроме того, бомбардировщики израсходовали 46% от числа всех использованных «умных» боеприпасов). Во время операции Свобода Ираку, бомбардировщики совершили 3% от общего числа всех боевых вылетов, но при этом доставили до целей 55% боеприпасов.


Рис.11. Снижение оружейного потенциала ВВС США в первой четверти XXI века.

Наряду с внушительной боевой нагрузкой, бомбардировщики могут патрулировать внутри вражеского воздушного пространства, ожидая появления подходящих целей. Один бомбардировщик столь же эффективен для наступательных операций, как целая эскадрилья истребителей. Один из командиров ВВС США, руководивших операцией Свобода Ираку, сравнил такую машину с «полузащитником», способным выполнить широкий спектр боевых задач. В будущем, подобная вариативность станет невероятно важным свойством любой ударной машины. Однако, уменьшение общего числа бомбардировщиков, приведет к тому, что время идентификации и удара по обнаруженной цели будет постепенно сокращаться.

В качестве примера можно привести эпизод, который произошел во время Второй войны в заливе. Одна из операций по устранению Саддама, требовала разрушения целей в районе административного округа Мансур (Багдад). Общая длительность операции составила 47 минут, 35 из которых наземные службы идентифицировали наиболее подходящую для удара цель. Задачу выполнил один из ранее поднятых экипажей B-1. У командиров будущего будет куда как меньше самолетов и им придется принимать решения в условиях временного цейтнота.

Усовершенствование систем ПВО потенциального противника приведет к тому, что экипажи бомбардировщиков будут минимизировать время своего пребывания во вражеском воздушном пространстве. Для атаки целей у них будет только одна попытка, поскольку на вторую может не хватить ни времени, ни топлива (перезаправка в воздухе будет проводиться на большом удалении от театра военных действий). Обычный бомбардировщик может вторгнуться во вражеское воздушное пространство на 200-300 миль (как правило, у него есть 30 минут для выполнения боевой задачи). Невидимый самолет может пролететь куда как большее расстояние и получить серьезную временную фору.

Рис.12. Вклад бомбардировочной авиации ВВС США в различные военные конфликты

Если очередной военный конфликт начнется вблизи границ США, бомбардировщики не будут действовать в одиночку. Вторая война в заливе продемонстрировала, насколько тесной может быть связь между различными видами воздушных машин, командными центрами и наземными частями. Иракская кампания показала, что мощные системы слежения E-8 могут быть использованы для наведения ударных самолетов на места скопления вражеских войск.

Еще одна посильная бомбардировщикам задача, связана с уничтожением бункеров или укрепленных объектов стратегического назначения. На вооружении ВВС США состоит всего несколько самолетов, способных справиться с подобными целями. F-15E может нести массивную 5,000 фунтовую GBU-28, способную пробить 100 футов почвы или 20 футов бетонной конструкции. Для сравнения, один B-2 может нести 8 подобных бомб! В добавок к этому, B-2 способен доставить до цели MOP снаряд (Massive Ordnance Penetrator) GBU-57, который имеет в 8 раз большую взрывную мощь и утроенную пробиваемость по сравнению с GBU-28. Весьма велика вероятность того, что в будущих военных конфликтах B-2 окажется единственной машиной, способной уничтожить вражеские военные цитадели, расположенные далеко за линией фронта.


Рис.13. Потенциальные цели, против которых можно использовать боеприпасы большой мощности.

Наше резюме таково: нехватка ВПП, серьезное улучшение качества вражеских ПВО и нерешенная проблема целеуказания требуют от ВВС США создания совершенно нового бомбардировщика, способного справиться с вызовами завтрашнего дня. И этот бомбардировщик должен поступить на вооружение военно-воздушных сил до конца второго десятилетия XXI века.
Tags: airplanes, cold war, ww3, аналитики, кризис
Subscribe

  • Воздушная война над Рейхом. Операция Tidal Wave. Часть V.

    Комптон понял, что в его вычисления вкралась ошибка, когда увидел, что под крыльями самолета потянулись лабиринтоподобные пригороды Бухареста.…

  • THE RIFLEMAN / Dveselu putenis (2019)

    1919 год. Первая Мировая война на западном фронте подошла к концу, но на пространствах бывшей Российской империи продолжают стучать пулеметы. Пока…

  • THE LAST VALLEY (1971)

    Вот уже двадцать лет в Европе продолжается кровопролитная Тридцатилетняя война между Католической лигой и Евангелической унией. Магдебург сожжен,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments