Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Category:

ЮГОСЛАВСКИЕ ВОЙНЫ. ЧАСТЬ 4 – ДЕСЯТИДНЕВНАЯ ВОЙНА В СЛОВЕНИИ.

В предыдущих главах я рассказал о том, как Югославия вошла в экономический кризис, а ее политические лидеры (в массе своей бывшие коммунисты) решили разделить страну на несколько независимых государств. При этом национальные вооруженные формирования в течение нескольких месяцев готовились к сецессии, тогда как Югославская армия к боевым действиям готова не была, а ее руководители не имели планов борьбы с сепаратистами.

Из этой статьи вы узнаете, к чему привел подобный подход.

К началу десятидневного конфликта под контролем Словенского командования находились следующие военные округа:
2 округ (Нижняя Карниола, Юго-Восточная Словения) прикрывал Хорватскую границу. В состав округа входили 14-й корпус армии СФРЮ, гарнизоны Крномеля и Рыбницы, а также 31-й Корпус из Ново Место (округ участвовал в тяжелых боях против 4-го бронекорпуса СФРЮ, 140-ой механизированной и 580-й смешанной артиллерийской бригады),
3 округ (Верхняя Карниола, Северная и Центральная Словения) прикрывал границу с Австрией. В состав округа вошли 14-й корпус армии СФРЮ, гарнизоны в Краньи, Есенице и Скофье Лока (округ участвовал в боях средней интенсивности против 1-го бронекорпуса СФРЮ).
4 округ (Юго-Восточное побережье, Юго-Западная Словения) прикрывал границу с Хорватией и Италией, а также защищал часть словенского морского побережья. В состав округа вошли отдельные части 14-ого корпуса армии СФРЮ, гарнизон в Постояне (округ участвовал в боях средней интенсивности против 13-ой пролетарской механизированной бригады).
5 округ (Любляна, Центральная Словения) защищал Люблянский регион. В состав округа вошел 4-й корпус армии СФРЮ, гарнизон в Толмине (округ участвовал в боях средней интенсивности против 13-й пролетарской механизированной бригады).
6 округ (Северное побережье, Северо-Западная Словения) прикрывал Итальянскую границу. В состав округа вошел 4-й корпус армии СФРЮ (округ участвовал в боях средней интенсивности против 13-ой пролетарской механизированной бригады).
7 округ (Восточная Штирия, Восточная Словения) прикрывал Австрийскую, Венгерскую и Хорватскую границы. В состав округа вошел 31-й корпус армии СФРЮ, гарнизоны в Мариборе, Мурска Собота, Птуйя и Словенска Бистрица (округ участвовал в тяжелых боях против 32-ой механизированной и 195-ой моторизированной бригады).
8 округ (Западная Штирия, Восточная и Центральная Словения) прикрывал Австрийскую границу. В состав округа вошел 31-й корпус армии СФРЮ, гарнизоны в Целие и Дравограде (округ участвовал в боях средней интенсивности против 195-ой моторизированной бригады).
27 июня 1991 года, на следующий день после объявления независимости Словенцы полностью развернули свои вооруженные силы и приготовились к прямому противостоянию с Белградом. Националисты считали, что армия СФРЮ начнет против них активные боевые действия, в которых примет участие тяжелая техника и авиация. Данное предположение оказалось ошибочным, ибо бойцы Югославской армии еще не были готовы стрелять «по своим».
Стратегия Словенцев была проста. Во-первых, они хотели предотвратить изоляцию Словении от границ (для этого требовалось не только взять под контроль блок-посты, но и захватить аэропорт в Любляне). Во-вторых, гарнизоны СФРЮ, сохранившие верность центральному правительству, должны были быть блокированы, а передвижение югославской армии по дорогам провинции должно было быть прервано или приостановлено. В-третьих, хорваты должны были помочь словенцам в блокировании 10-го, 14-го и 31-го корпусов СФРЮ, целью которых должна была стать нейтрализация Словенского национального правительства.

Колонна СФРЮ движется по направлению к Австрийской границе.

Руководство ЮНА, в свою очередь не слишком понимало, что нужно делать, да и попросту неверно оценивало сложность проблемы, с которой пришлось столкнуться. Командование 5-го военного округа СФРЮ отправило на «закрытие» югославской границы всего 1900 человек, среди которых было множество бойцов, не имевших вооружения.
27 июня личный состав это импровизированного отряда понес первые потери в живой силе. В тот день словенцы сбили первый «Ми-8» возле Любляны и взяли в плен 65-ый приграничный батальон. Силы СФРЮ, бросившиеся ему на помощь, были встречены дружным огнем ПТРК. В добавок к этому, югославские бойцы наткнулись на заранее поставленные минные поля.

Как следствие, 4-ая танковая бригада была остановлена под Бретаном, тогда как 580-ой дивизион понес тяжелые потери в живой силе, потеряв не менее 30 человек. 140-ая механизированная бригада (из Загреба) была остановлена 25-ой группой МСД на Хорватской границе, около Ригонце. Та же самая судьба постигла 10 танков Т-55 из 32 механизированной бригады, которые были остановлены в Ормозе. Во время столкновения за Люблянский аэропорт Брник  1-ый танковый батальон в составе двух колонн вступил в боевой контакт с 1-ой Словенской бригадой специального назначения и потерял один танк. Вторая колонна была атакована 55-ой МСД и вскоре сдалась. 51-ая МСД блокировала гарнизон 14-го корпуса внутри Любляны. 71-ая МСД атаковала танковую колонну 195-ой моторизированной бригады, которая направлялась к Австро-Словенской границе через мост в Сентилье. 25-ая МСД предприняла попытку захвата аэродрома Церклие (около Марибора), но большая часть самолетов покинула ВПП прежде, чем бетонка перешла под контроль повстанцев.

Таким образом, к концу 27 июня Федеральное правительство откровенно запуталось в ситуации. Белград не понимал, что происходит в восставшей республике. Руководство 5-го военного округа СФРЮ боялось пролить кровь и поставить повстанцев на место, хотя в частях появились первые убитые. Хуже того, контроль над одними частями был потерян, с другими была прервана связь. Командиры среднего звена получали противоречивые приказы и, в большинстве случаев, отказывались вести огонь по гражданам Югославии. Техника таких офицеров, как правило оказывалась в руках повстанцев и уже через несколько дней использовалась на других участках фронта с сражениях против ЮНА (Югославская Народная Армия).

Ночью пятницы, 28 июня, словенцы продолжили укреплять и усиливать блок-посты, расположенные на основных дорогах. В добавок к этому, сепаратисты провели серию атак против колонн Югославской армии, которые в этот момент пересекали границу мятежной области.



Югославский танк с поврежденной гусеницей. Военные СФРЮ не имели ни малейшего поняти о защитных сетках и экранах, вследствие чего техника частенько поражалась самыми примитивными средствами противотанковой борьбы.

В 10 часов утра 28 июня 580-ая смешанная артиллерийская бригада ЮНА была атакована в Медведжике  бойцами 21-ой и 25-ой мотострелковых дивизий. 73-я МСД умудрилась остановить танковую колонну 32-ой механизированной бригады в Гибне и а при атаке другой колонны уничтожила несколько БТР. Стоить отметить, что бойцы ЮНА ограниченно пользовались оружием и старались не открывать огня первыми, что привело к серьезным потерям в их рядах.

61-я МСД атаковала подразделения 13-ой пролетарской механизированной бригады в Крнице. В Брнике вялая перестрелка превратилась в полноценное побоище между 3-ей МСД и 14-ым корпусом Югославской народной армии. Во время сражения проявился еще один недостаток Югославской военной машины: танковые подразделения вступали в бой, не имея пехотного прикрытия, что приводило к серьезным потерям в экипажах и технике.

В тот же день бойцы 27-ой МСД захватили арсенал в Боровницах. Подобные захваты складов и арсеналов происходили на всем протяжении десятидневной войны, при этом офицеры Югославской армии частенько отдавали их без боя, меняя оружие на жизнь своих подчиненных. Впрочем, из данного правила бывали и исключения. Так, например, водник Драгомир Груйович вследствие измены офицеров-словенцев взял на себя командование обороной большого склада ГСМ в поселке Мокроного в Словении и всерьез пригрозив взорвать его, добился не только снятия осады словенских сил, но и открытия прохода танково-механизированной колонне, зажатой словенцами в Кыршко.

Попытка 27-ой МСД захватить арсенал в Рыбнице закончилась полным провалом. 14-я артиллерийская бригада ЮНА открыла огонь по сепаратистам и сумела удержать объект под свои контролем.

195-ая моторизированная бригада ЮНА попыталась прорваться через Баррикады в Пешнице, но была вынуждена отступить, попав под огонь 71 МСД и местной полиции. Бойцы 6-ой МСД взяли под контроль Словенско-Итальянскую границу, а также совершили удачный рейд против приближающейся танковой колонны ЮНА, которая потеряла 5 танков (два уничтожены и три захвачены повстанцами).

Ближе к  полудню 28 июня против Словенских сепаратистов начала действовать штурмовая авиация. Ее эффективность оставляла желать лучшего, поскольку федеральное командование все еще не могло скоординировать активность собственных подразделений. Единственная более-менее, успешная атака штурмовой авиации была проведена против сил Словенских ТО (см. раздел, повествующий о структуре военных формирований Словении), укрепившихся в городе Брник. Во время этой атаки погибли два журналиста – немец Николас Вогель и австриец Норберт Вернер.

В пятницу сотни словенских военнослужащих, не хотевших сражаться против соотечественников, покинули ряды Югославской армии. Кроме того, выполнять приказы командования отказались некоторые хорваты, не видевшие никакого смысла в запугивании будущих союзников. Поскольку во многих казармах ЮНА, находящихся на территории Словении, связь отсутствовала, бойцы получали информацию из радио- и телепередач. Понятно, что во многих случаях она не соответствовала действительности.
К концу пятницы под контролем сепаратистов оказались телевизионные передатчики в Криме, Куме и Наносе.

Третий день боевых действий (суббота, 29 июня 1991 года) начался с захвата словенцами аэропорта Брник. Сепаратистам сдались бойцы федеральной полиции, обеспечивающие безопасность комплекса и также подразделение десантников из 63-ей парашютной бригады. В Скофья Лока полицейское словенское формирование при поддержке пулеметчиков из 35-ой МСД разгромило 14-ый инженерный полк ЮНА.

Не прошло и нескольких часов, как 195-я механизированная бригада была полностью окружена и сдалась словенским сепаратистам в Сентильи. Из боевых машин входящих в ее состав была сформирована 7-я окружная танковая рота армии Словении.

В Ховатини Югославские ВМФ попытались высадить морской десант. Высадка завершилась неудачно, поскольку береговые ТО были начеку и сбросили незваных гостей в море. Некоторых бойцов югославской армии сепаратисты взяли в плен.

В ночь на 30 июня федеральное правительство выставило Словенцам ультиматум и потребовало от сепаратистов немедленной сдачи. Естественно, требования ультиматума никто выполнять не стал. В тот же день Словенский парламент единогласно проголосовал за принятие любого мирного решения СФРЮ, которое обеспечит независимость нового государства.

30 июня, в воскресенье бои продолжались весь день. 32-й, 13-й и 10-й корпуса Югославской армии готовились к новым атакам. При этом бойцы 13-го корпуса прошляпили захват коммуникационного центра в районе Сеножице 45-ой мотострелковой дивизией. Кроме того, сепаратисты захватили еще 3 «Т-55» и сформировали из них 6-ю окружную танковую роту, которая впоследствии пополнилась другой захваченной техникой. Серьезный бой разгорелся в пограничном туннеле Караванке на Австрийской границе, перешедшем под контроль Словенских сепаратистов.



Вход в туннель Караванке. Наши дни, словенская сторона.

Вдобавок к этому словенцам сдался гарнизон Дравограда – 16 офицеров и 400 человек личного состава со всем оружием и боеприпасами. На сторону сепаратистов перебежали и бойцы гарнизонов Толмина и Бовеча.

В ночь на 1 июля федеральный центр отправил Словенскому руководству очередной ультиматум, на который словенцы, по старой традиции, попросту не ответили.
1 июля (пятый день войны) запомнилось сразу несколькими событиями. Во-первых, сепаратисты захватили военную базу в Нова Васе к югу от Любляны. Во-вторых, в Чрни Врх произошло возгорание склада боеприпасов, в результате которого произошел мощнейший взрыв, повредивший большую часть города. В домах выбило стекла, было уничтожено несколько гражданских машин. Местные жители, решив, что город бомбит авиация СФРЮ, запаниковали, что привело к новым жертвам. В-третьих, в тот же день Словенцы захватили склады боеприпасов в Пековнике, Буковзлаке и в Залошка Горице.

В полдень 1 июля 306 артиллерийский полк ЮНА оставил свои позиции в Медведжике и попытался соединиться с подразделениями Югославской армии. К сожалению, командиры выбрали неправильный путь отхода и попали в окружение около города Крско. Бойцы 306-го полка от сдачи отказались, решив дождаться подхода подкреплений.
Вечером 1 июля министр обороны Югославии Кадиевич проинформировал федеральных министров о том, что первоначальный план окружения Словении провалился, а значит с сепаратистами можно покончить только в случае запуска полномасштабной наземной операции, которая может привести к началу полноценной гражданской войны. Председатель президиума Югославии Борисав Ёвич отказался выдать разрешение на проведение подобной операции, что вызвало возмущение командира генерального штаба Благое Аджича, который сказал: «Эти проклятые политики используют нас в качестве мальчиков на побегушках. Они треплются о переговорах в то время, когда Словенцы убивают наших ребят!» (см. Balkan Battlegrounds, p. 64).



Результативная атака ТО.

Вторник, 2 июня 1991 года ознаменовался целой серией тяжелых боев. В 11:37 по местному времени радиопередатчик в Домжале был атакован двумя югославскими МиГ-21, отработавшие по нему НУРС-ами. 110-ый словенский штурмовой полк вступил в бой с подразделениями 4-ой механизированной бригады ЮНА, посланной на помощь бойцам 306-го артиллерийского полка. Несмотря на оказанную авиационную поддержку бойцы ЮНА сдались в плен. В итоге, 21-я и 25-я МСД, проатаковав 306-ой артиллерийский полк, принудили его деморализованных солдат к сдаче.

Бойцы 73-ей МСД атаковали танки 32-ой механизированной бригады в Горния Радгона, а 45-ая МСД отбила часть хорватской границы у 13 пролетарской механизированной бригады. Две танковые колонны из 5-ой механизированной бригады были остановлены у Синья Горица и Цесарки Врх бойцами 5-ой МСД. После тяжелых боев сепаратисты захватили склады оружия в Лесковаче, Райяхенаве,  Пруле и Згорная Ложница.

В 21:00 Словенцы объявили об одностороннем прекращении огня, которое, впрочем, выполнить так и не удалось. Аджич, в свою очередь, попытался перейти к полномасштабным военным действиям, но столкнулся с непониманием своей позиции в высших кругах Федеральной власти. Югославский народ не горел желанием участвовать в гражданской войне, которая продолжала разгораться не по дням, а по часам.

3 июня 1991 года Югославскую армию ожидал еще один серьезный удар. Военный конвой, вышедший из Белграда к Словенской границе остановил свое движение по причине «технических неисправностей». До момента полной остановки движения конвой успел преодолеть 265 миль. Тем временем 73-я МСД продолжала атаковать 32-ю механизированную бригаду в Раденци и Коге. 71-я МСД без боя захватила военнослужащих 195-ей моторизированной бригады. Других боевых столкновений в этот день не было и генерал Аджич приказал Югославской армии прекратить огонь.


Подразделения Народной Армии Югославии на территории Словении.

Наступил четверг 4 июня 1991 года. В этот день словенские ТО взяли под контроль всю границу новообразованного государства. 5-я армия ЮНА вернулась по своим гарнизонам в Словении и Хорватии. Некоторые бойцы покинули казармы, прихватив с собой оружие и боеприпасы.

5 и 6 июня крупных боевых столкновений не было, армии противоборствующих сторон находились в ожидании грядущих событий. 6 июня к концу дня Федеральное правительство смирилось с тем, что Словения выходит из состава Югославии.

В воскресенье 7 июня 1991 года уполномоченные представители Югославии, Словении и Европейского союза встретились на острове Бриуны, где было подписано так называемое Брионское соглашение. Согласно этому документу армия Югославии прекращала боевые действия на территории Словении. При этом Словения и Хорватия приостанавливали на три месяца вступление в силу декларации о независимости. Однако руководители СФРЮ прекрасно понимали, что «развод» с республиками неизбежен.
Итоги десятидневного конфликта оказались следующими. Крохотная Словения одержала победу над крупной и хорошо вооруженной Югославской армией. Подобное поражение стало прямым следствием паралича воли, который овладел высшим руководством СФРЮ. Если бы федеральные власти решили раздавить обнаглевших сепаратистов, то они не стали бы брать под контроль границу, а попытались бы овладеть ключевыми точками словенской инфраструктуры с помощью диверсионных подразделений и стремительных воздушных десантов. Воинские подразделения, получив четкий приказ на открытие огня, скорее всего вступили бы с сепаратистами в бой и одержали победу, опираясь на мощь тяжелого вооружения. Когда войсками управляли уверенные в себе командиры, ситуация развивалась в положительном для югославов ключе. В качестве примера можно привести эпизод с обороной аэропорта Брник. Командир югославских подразделений Горан Остоич несколько дней отбивался от превосходящих сил словенских МСД, имея под своим командованием не более двадцати человек личного состава.

К сожалению, многие командиры среднего и высшего звена ЮНА не имели воли к победе и не желали приступать к активным действиям. Пассивность была всеобщей. Добровольцев в Югославской армии не жаловали, а героев короткой войны вообще предали забвению. Результат подобной деятельности сказался ближе к осени, когда к отделению от страны приготовилась Хорватия. Если в Словении югославские войска были уверены в своих силах, то к моменту начала «Хорватской кампании» в рядах бойцов поселился скепсис и неуверенность.



Словения стала первым шагом на пути к тотальному развалу страны на составные части.


Что касается Словении, то новообразованное государство пошло по либерально-демократическому пути развития.  На смену социализму пришел капитализм, в стране появился иностранный капитал, взявший под контроль большую часть промышленных предприятий. 29 марта 2004 Словения вошла в военный блок НАТО, а 1 мая того же года, первой из бывших Югославских республик, вошла в Европейский союз.

Людские потери в ходе войны были не так уж и велики. Югославская армия потеряла 44 человека убитыми, словенские подразделения 16. Раненых было несколько сотен.

Бойцы словенских вооруженных сил, 1991 год.




1.Майор, 31-ый суб-округ. Словенские силы территориальной самообороны.
Аэропорт Брник. Июнь 1991 года.
Словенские ТО получили первые комплекты зеленой униформы в 1989 году. Новые знаки различия были введены в декабре 1990 года и в 1991 году были введены во всех подразделениях Словенских вооруженных сил. Нарукавные эмблемы в подразделения ТО появились во время десятидневной войны. На изображении видно, что на левом плече майора расположен бело-сине-красный (славянский) диск с вершинами, которые, в свою очередь, символизируют Триглав, самую высокую гору Словении. На правом плече офицера расположен символ текущего боевого подразделения. Офицерские знаки различия расположены над левым карманом полевой униформы. На кепи (берете у сил специального назначения) можно увидеть золоченую кокарду с Триглавом и бронзовые скрещенные мечи. Кокарды офицеров украшены венком из листьев (зеленых у старших офицеров).

2. Десетник. Подразделение Брежице. 25 МСД. Словенские силы территориальной самообороны.
Медвежек. Июнь 1991 года.
Во время Десятидневной войны многие бойцы Словенских ТО носили югославскую униформу образца 1968 года, плащ-палатку и кепи, цветовая схема которых была введена в ЮНА в 1950 году. В 80-ых годах плащ-палатку заменили зимним жакетом. Несмотря на повсеместное использование старой униформы на головных уборах словенских бойцов красовались новые кокарды с Тризубом. Стоит отметить, что подразделения, сформированные из Партизанских бригад ЮНА, отказывались носить югославские знаки различия и прикалывали эмблему Тризуба на грудь слева, прямо над карманом.

3. Инспектор. Словенская полиция.
Сентиль. Июль 1991 года.
Словенская полиция одевалась в униформу федеральной полиции, поступившую в части в марте 1987 года. Униформа обладала специальными кармашками на рукавах. В ее состав входил черный кожаный жакет и такого же цвета штаны. Серая униформа была введена в 1980 году и  использовалась исключительно для вооружения словенской полиции и сил самообороны. 25 июня 1991 года в частях Словенской полиции впервые появились головные уборы с золочеными кокардами. Бойцы, оставшиеся без новинки, просто снимали со шлемов югославские кокарды и воевали так на всем протяжении десятидневной войны. На левом верхнем плече словенских полицейских была нашивка со словом «MILICA».
Обратите внимание на головной убор военного, который представляет собой защитный шлем  MPC-1, производившийся словенской компанией PAP во второй половине 80-ых годов. Подобный шлем применяли не только словенцы, но и части Югославской милиции вплоть до окончательного развала страны.

(с) Илья "Mr.Garret" Садчиков, под редакцией Arris.
Последнее изображение взято из книги Osprey - Elite 138 - Yugoslavian Wars 1.

Tags: cold war, history, war history, ww3, югославия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments