Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Categories:

Воздушная война над Рейхом. Операция Tidal Wave. Часть I.

К началу германского вторжения в Советский Союз заводы Плоешти обладали мощностью достаточной для переработки 85% Румынской нефти в год. Конечно же, далеко не все эти мощности использовались по назначению. В месяц заводы Плоешти производили 4.3 млн тонн переработанных нефтепродуктов (при этом вся румынская промышленность в месяц производила 4.8 млн тонн переработанных нефтепродуктов), а сам комплекс являлся стратегическим достоянием Оси, остановка которого могла привести к коллапсу военной машины Третьего рейха.


Ежедневная работа Плоешти.

Первыми об уничтожении румынских нефтяных производств задумались англичане. В 1940-ом они разработали специальный план разрушения нефтяных комплексов, но он так и не был воплощен в жизнь. Наработки плана пригодились во время планирования американской операции. Американцы знали устройство комплекса изнутри поскольку до войны часть добывающих мощностей Плоешти принадлежала Британским, Французским и Американским фирмам. Вдобавок к этому, в планировании операции принимал участие один из менеджеров, управлявших комплексом до начала активной фазы мирового противостояния.

Первый настоящий удар по румынской нефтяной промышленности нанесли летчики ВВС РККА. Изначально, удар планировалось нанести 26 июня 1941 года с помощью 17 бомбардировщиков ДБ-3 или ТБ-3. Во время вылета цели достигла лишь половина машин. Потери в самолетах были связаны с тем, что в конце июня в окрестностях Констанцы появилась полностью укомплектованная авиагруппа III/JG52, вооруженная свеженькими Bf109F-4. Кроме того, советские бомбардировщики продолжали действовать на высотах 1800–4000 м эскадрильями и даже отдельными звеньями. Экипажи машин также не были укомплектованы полностью, несмотря на то, что по опыту советско-финской войны был сделан вывод о том, что на самолетах ДБ-3 и ДБ-3Ф необходим четвертый член экипажа — воздушный стрелок. В налетах конца июня подразделения 2-го мтап вылетали на задания без него, за что и поплатились.


Советский аэроносец Звено-СПБ (носитель ТБ-3 и 2 паразитных истребителя И-16 тип 24). Эта машина участвовала в ударе по Констанце 26 июня 1941 года.

Наиболее успешный налет на Плоешти ВВС РККА совершила 13 июля 1941 года, когда 6 Пе-2 5 эскадрильи, 40 бомбардировочного полка Краснознаменного Черноморского флота, находящиеся под командованием Александра Пехувича Цурцумия атаковали румынские нефтяные поля с северного направления. По советским данным эскадрилья уничтожила 202 бензиновых танка, 46 нефтяных танков и два склада с 220,000 тонн горючих материалов. 4 бомбы попали в комплекс Астро Романа и три в Лумина. Немцы сообщили о том, что советские летчики уничтожили 5 больших и 6 малых танков, 17 железнодорожных цистерн были уничтожены, а еще 29 повреждены. Сгорело 20,000 бензина и нефти. Сплошные столбы огня и дыма поднимались над Плоешти две ночи подряд.

Налеты на румынские цели советские ВВС совершали до 22 июля, в основном при помощи морских ДБ-3Ф. Летчики отмечали большие пожары в местах бомбардировок, но фактически бомбы падали на цели-обманки и румынская промышленность не понесла тяжелых потерь.
В сентябре 1941 года советские ВВС переключились на удары по мостам и узлам связности, которые имели отношение к нефтяной промышленности Румынии. Позже вермахт так далеко продвинулся на восток, что ВВС РККА прекратили налеты на румынскую территорию.

Таким образом, в течение июня-ноября 1941 года советские ВВС совершили 92 рейда против Плоешти, сбросили 11,425 бомб (Люфтваффе отследило лишь 32 рейда и 542 сброшенных бомбы, а также заявило об уничтожении 81 советского бомбардировщика).


B-24D Ripper I из состава группы HALPRO.
Впрочем, румынская передышка была не долгой. Вскоре советскую “эстафетную палочку” подхватили американцы.

В январе 1942 года полковник Боннер Феллс (американский военный атташе в Каире) предложил осуществить налет на Плоешти при помощи стратегических бомбардировщиков. Поскольку в средиземноморье у американцев не было летающих крепостей, Феллс предложил использовать для атаки Б-24, которые могли достать румынские нефтяные комплексы с территории Британии. Однако при этом американцам пришлось бы прорывать плотную ПВО Рейха, нашпигованную перехватчиками и зенитными орудиями.

Несмотря на трудности, Феллс нашел поддержку среди британских военных. В частности его идею поддержал воздушный маршал королевских ВВС Артур Теддер. В июне 1942 года американцы решили развить идею и вступили в переговоры с СССР относительно челночного налета с промежуточной посадкой на территории Советской России. Однако эти переговоры ни к чему не привели.

В июне 1942 под командованием полковника Гарри Халверсона была создана ударная группа HALPRO, состоящая из 23 бомбардировщиков B-24D. Летом 1942 года HALPRO перелетело на ВПП Файид (Египет), где началась подготовка к атаке румынского нефтеперерабатывающего комплекса. Во время рейда 11 июня 1942 года, бомбардировщики Халверсона перелетели из Египта на юго-восток, на британскую базу в Ирак, покрыв расстояние в 4200 км. Точные карты местности у пилотов отсутствовали, кроме того перелет проходил в ночное время, а машины не были облетаны.


Для того, чтобы американские пилоты не скучали, к ним на африканские каникулы приезжали Звезды Бродвея, в частности Бирди Дин.

В конечном итоге в сторону Румынии отправилось лишь 13 машин, причем одна из них практически сразу сбилась с курса и сбросила бомбы на порт Констанци. 12 оставшихся Либерейторов добрались до Плоешти днем и сбросили 24 тонны бомб с высоты 10-14 тысяч футов. В районе комплекса упали только три бомбы, которые уничтожили 3 дома и убили трех гражданских. Военная инфраструктура Оси повреждений не получила. На перехват бомбардировщиков вылетели румынские и немецкие истребители, которые сбили один B-24D. Еще один бомбардировщик получил тяжелые повреждения (это был Town Hall лейтенанта Фридриха Несбита) и выполнил посадку на территории нейтральной Турции. Короче говоря, вылет оказался плохо спланированным и закончился полным фиаско. Кроме того, из миссии HALPRO планировщики сделали неверный вывод о недостаточной защите комплекса силами ПВО Рейха.

Очередная идея воздушного удара по Плоешти сформировалась в 1943 году после того, как Американские ВВС начали воздушное наступление на Германию. Подполковник С.В. Уитни (офицер разведки 9 воздушной армии ВВС США) и генерал-майор Льюис Бреретон сформировали план “Project R”, который был связан с разрушением румынских заводов. Этот план был представлен командованию 9 воздушной армии в январе 1943 года. Поскольку в это время в распоряжении США не было достаточного количества бомбардировщиков, план предусматривал использование всего лишь 48 Б-24, которые взлетали с Алеппо (Сирия), проходили через воздушное пространство нейтральной Турции и сбрасывали свой груз на Плоешти. План вновь положили на полку из-за нехватки ударной мощи. Уитни вновь вернулся к нему, когда перебрался в Вашингтон.


Генерал Льюис Бреретон.

Следующий план налета был придуман полковником Якобом Смартом (под контролем Бреретона) в марте 1943 года. Согласно плану 200 бомбардировщиков ВВС США должны были подняться с ВПП в Бенгази, пройти над Средиземными морем и уничтожить румынские нефтяные заводы с юго-восточного направления. При этом налет должны был проходить на предельно низкой высоте. Подобный налет, несмотря на свою эффективность, привел бы к сильным потерям среди машин и экипажей. Однако, Смарт был уверен в том, что сможет реализовать налет при помощи 2400 человек, прошедших двухмесячный курс интенсивной подготовки.

Смарт нашел поддержку в лице генерал-лейтенанта ВВС США Генри “Hap” Арнольда, который дал зеленый свет на разработку детального плана операции. 13 мая 1943 года план Смарта был представлен Объединенному Комитету Начальников Штабов. Впоследствии план был показан Рузвельту который бурно обсуждал его с Черчиллем на Вашингтонской конференции 1943 года. Свои сомнения в реализации плана высказал сэр Чарльз Поттер (начальник воздушного штаба RAF), поскольку 3 эскадрильи Б-24 были нужны во время проведения Сицилийской операции. Впрочем, у плана нашлись и сторонники. Так генерал Джордж Маршалл, ознакомившись с планом, указал в отчете, что уничтожение румынской промышленности введет германскую промышленность в ступор и это куда серьезнее, чем высадка в Сицилии. Кроме того, это поможет Советскому Союзу добить нацистов во время тяжелых летних боев.

После того как CSS дала отмашку на проведение операции, участники конференции (без Рузвельта) собрались в Африке и рассказали о своей идее генералу Эйзенхауэру. Эйзенхауэр (на тот момент главнокомандующий Северо-Африканским Театром военных действий) утвердил налет совместно с эйр маршалом Теддером. План операции получил название Soapsud. Основным препятствием для его выполнения оставалась высадка в Сицилии, намеченная на июль 1943 года. Участвовавший в обсуждении Черчилль с готовностью принял план операции, но изменил его название на Tidal Wave. Кроме того, британский премьер-министр предложил выделить для налета 4 лучших британских экипажа, которые могли повести в бой ударную группу (вояки отклонили эту идею, сказав, что Ланкастеры и B-24 в связке так просто не полетят).


Германские зенитчики охраняют комплекс Orion.

5 июня 1943 года Эйзенхауэр попросил перенести операцию Tidal Wave на ближайшую возможную дату. Попытка установить контакт с Москвой, по поводу проведения операции, опять не увенчалась успехом. Русские проигнорировали запрос. 25 июня 1943 года Смарт вернулся в Штаты из Великобритании и первый раз принял участие в заседании комитета планирования операции. К этому моменту к планированию операции подключился Узал Дж. Энт, командир IX бомбардировочного командования. Формируя план операции аналитики пытались понять на какой высоте машины будут добираться до цели (на высокой или на низкой), а также выбирали стартовую точку удара (Бенгази или Алеппо). Вылет из Бенгази был сопряжен с меньшим количеством трудностей, но Ливия находилась на большем удалении от Румынии чем Сирия.

Согласно расчетам Энта для разрушения 50% целей с большой высоты требовалось совершить 4 ударных вылета в течение 9 дней. Такой налет не требовал специальной подготовки, но в налете (из 200 машин) было бы потеряно не менее 10% самолетов. Удар с низкой высоты обещал 50% разрушение целей с одного налета, но враг при этом мог бы сбить 75% машин. Исходя из означенной выше статистики Энт рекомендовал разрушить нефтепромыслы с большой высоты.

Сами летчики сомневались в эффективности удара с низкой высоты. Полковник Смарт говорил так: “Из всех самолетов мира B-24 наименее всего приспособлен к атакам с малой высоты. Он медленный, неуклюжий, с трудом реагирующий на системы управления. Человек, стоящий на земле, может попытаться сбить его броском камня.”


Карта нефтяного комплекса Плоешти, созданная специалистами RAF во время подготовки к проведению операции Tidal Wave. Цифрами на карте обозначены: 1 - Romana Americana, цель 367 группы, 2 - Concordia Vega, цель 93 группы, 3 - Unirea Speranta & Petrol Black Standart, цель группы 93, 4 - Unirea Orion, цель группы 98, 5 - Colombia Aquila, цель группы 44).

Бреретон имел альтернативную точку зрения на данный вопрос. Согласно его расчетам, для уничтожения 9 целей на каждом комплексе с большой высоты требовалось два точных удара 500 фунтовыми бомбами (по каждой). Таким образом, для успешного завершения этой операции нужно было совершить 2400 самолето-вылетов. Удар со низких высот требовал 200 самолето-вылетов. При этом, можно было уничтожить 27 целей на каждом комплексе закидав их 1000 фунтовыми бомбами. После этого, было сделано заключение о том, что в результате полета на нулевой высоте все комплексы Плоешти подвергнуться тотальному уничтожению, ну а если какие-то объекты не будут уничтожены, их разрушать во время дополнительных налетов с больших или малых высот.

Согласившись с Бреретоном, Смарт начал разработку детализированного плана операции. Целью атаки стал вывод из строя нефтеперерабатывающего комплекса сроком на 4 месяца. В качестве объектов удара было выбрано 17 технических инсталляция, расположенных на территории Плоешти. Изначально предполагалось, что в ударе примут участие 75 бомбардировщиков, но поскольку потери ожидались большими, было решено увеличить число машин до 150 штук. Позже это число было решено повысить до 200, так как планировщики получили аналитическую информацию о проценте возможных потерь на Европейском театре военных действий.

План атаки был ориентирован на внезапность. Таки образом, бомбардировщики должны были пролететь над Грецией, сделать поворот над горами Албании или Сербии, после чего направиться к району Плоешти. Во время полета бомбардировщики должны были обойти области действия германских радиолокационных систем, информация о которых была собрана электронным разведчиком B-17 из состава 16 разведывательной эскадрильи. Стоит отметить, что сбор информации по немецким РЛС в районе Средиземного моря начался в июле 1943 года и был связан с десантом в Сицилию. При этом электронные разведчики не смогли полностью вскрыть систему радиолокационных станций, раскинувшихся от Греции, до Румынии (отдельные посты РЛС были расположены в горах Сербии и в Болгарии и работали далеко не каждый день).


Защитники Плоешти из состава JG4.

Информация о защитных системах Плоешти также была недостаточной. Воздушный разведчик над Плоешти не летал, поскольку союзники боялись, что появление подобного самолета предупредит Люфтваффе о будущем ударе “летающих крепостей”. Планировщики миссии считали, что комплекс будет хорошо защищен. На земле будет расположено не менее 100 тяжелых зенитных орудий, и около 164-210 малых зенитных пушек и пулеметов. Согласно предположению разведки, наибольший уровень защиты предполагался в северной и северо-западной части комплекса. В реальности же, лучше всего был защищен юг и юго-восток промышленного центра, ибо немцы предполагали, что возможная воздушная атака союзников придет с южного направления (с севера может ударить только СССР, ВВС которого не имеют достаточного количества тяжелых бомбардировщиков). Поскольку удар следовало наносить с малой высоты, серьезную опасность для бомбардировщиков представляли 20мм и 37мм зенитные батареи, способные вести огонь прямой наводкой. Опасные 88мм батареи зенитных орудий бомбардировщикам были не страшны. Планировщики также верили, что команды зенитных орудий будут укомплектованы посредственными румынскими специалистами.

Союзники переоценили угрозу исходящую от заградительных аэростатов. Считалось, что над комплексом будет парить не менее сотни таких машин. При этом от ударов о заградительные тросы будет потеряно не менее трети всех Б-24, участвующих в столкновениях (удар о трос на низкой высоте считался более щадящим). Что касается авиации, то планировщики считали возможным встречу бомбардировщиков с истребителями Люфтваффе и румынских ВВС в районе Плоешти-Бухареста. Оставалось надеяться, что удар будет настолько неожиданным для немцев, что те не успеют поднять в воздух перехватчики.


Румынский истребитель IAR-80, такие перехватчики контролировали воздушное пространство над нефтяными заводами.


Боковая проекция IAR-80.

Лучшим временным интервалом для атаки считалось 1-4 августа. Раньше налет было совершить невозможно, потому что летчики должны были пройти курс полетов на низкой высоте. Кроме того, британские разведчики сумели взломать шифр, которым пользовались метеорологи люфтваффе и выяснили, что в этот день над Румынией должна была стоять ясная погода.

Взвесив все за и против, командование назначило операцию Tidal Wave на воскресенье 1 августа 1943 года. Эта дата войдет в анналы американских ВВС, как “Черное воскресенье”...

Продолжение следует...

10.06.2020
(с) Илья Садчиков
Tags: airplanes, history, war history, ww2, авиация, рейх
Subscribe

Posts from This Journal “airplanes” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

Posts from This Journal “airplanes” Tag