Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Categories:

Воздушная война во Вьетнаме. LINEBAKER II - САМЫЙ ТЕМНЫЙ ЧАС. НОЧИ 2 и 3.


Во время второй ночи Linebaker II американские ВВС должны были разрушить вьетнамские военные объекты, расположенные в окрестностях Ханоя. В качестве основной цели был взят железнодорожный комплекс Кин Но. Основная схема налета на столицу не изменилась, модификациям подверглись лишь второстепенные параметры, как-то высота полета и линейное расстояние между ячейками.


ВТОРАЯ НОЧЬ. 19 ДЕКАБРЯ

Завершая брифинг, связанный с результатами первой ночи, командир бомбардировочного крыла базы Андерсен (полковник Джеймс МакКарти) отметил, что отныне пилотам будет запрещено совершать противоракетные маневры внутри ячейки до момента сброса бомб. В случае нарушения данного требования пилот, совершивший маневр, будет отдан под суд.

Ситуация стала и вовсе кафкианской, когда во время брифинга Волны II маневр все же был разрешен, если во время него бомбардировщик не выходил из ячейки. Таким образом, во время второй ночи во вьетнамском воздухе находилась одна волна бомбардировщиков, которой было запрещено маневрировать и еще одна,которой было разрешено маневрировать при соблюдении определенных условий.

Многие пилоты, участвовавшие в налетах второй ночи, отмечали, что слышать подобные заявление от Мак Карти им было неприятно, ибо паттерн полета не менялся, а значит, вьетнамцы вполне могли добиться новых побед. Сама бомбежка уже не выглядела легкой прогулкой.


Генерал Лейтенант Геральд Джонсон - бывший ас Второй мировой войны (16.5 сбитых) на западном фронте. Во время операции Linebaker II командовал 8 воздушной армией.

Во время брифинга командирам бомбардировщиков было сказано, что самолеты могут быть атакованы вьетнамскими перехватчиками, а значит их бортовые стрелки должны быть готовы к бою. Кормовые пушки B-52 могли наводиться на цель при помощи оптики или встроенной радарной системы. На B-52G был установлен только радио-прицел, вместо оптики должна следовало использовать дистанционную TV-камеру. Однако это оборудование было демонтировано перед началом боевой операции.

Некоторые пилоты считали, что угрозу МиГ-ов можно игнорировать, тогда как другие думали, что перехват хоть и маловероятен, но все же возможен. В конце-концов пилоты решили в случае воздушной атаки предупреждать коллег о появлении вражеских самолетов отключением красных проблесковых маячков, расположенных на фюзеляже бомбардировщика. В обычных условиях свет этих маячков был виден на расстоянии 4-5 миль.

Целью самолетов Первой волны стало депо в Кин Но и склады в окрестностях Ханоя. Волна состояла из 12 B-52D и 9 B-52G с Андерсона. D-шки несли 42 750-фунтовые бомбы M-117, и 24 500-фунтовые бомбы МК-82 (на внешних пилонах). G-шки были вооружены 27 бомбами M-117.

Взлет первой волны прошел без проблем, воздушная заправка состоялась по расписанию, но сразу после нее вторая машина первой ячейки “потеряла” двигатель. Перед командиром ячейки замаячил неприятный выбор: перестроить формацию, передвинув последний самолет назад или заставить машину лететь на оставшихся двигателях, что грозило перерасходом топлива. Командир ячейки выбрал второй вариант, а значит, сломавшийся Б-52 на обратном пути должен был совершить еще одну перезаправку.


KC-135 проводит воздушную заправку B-52 на пути к цели.

Что касается вьетнамцев, то они ожидали повторения паттерна первой атаки и оказались правы. К сожалению, штаб-квартира 361-ой ракетной дивизии изменила свое местоположение опасаясь американских дневных атак и не успела настроить связь с ракетными батальонами. Эффективность управления ПВО во время второй ночи значительно ухудшилась.

Когда Б-52 появились над целями, по ним стали работать, как ракетные системы, так и зенитки различных типов. Однако, в этот раз в воздухе находились F-105G, совершившие несколько пусков Shrike по вьетнамским целям (судя по всему, цели не были поражены, но вьетнамские РЛС несколько раз прекращали работу).

Ни один самолет первой волны не был сбит даже не смотря на то, что постановщики помех опять не смогли проложить стандартный дипольный коридор по маршруту следования Б-52.

На обратном пути небольшое приключение произошло с поврежденным Б-52 (помните машину, со сломавшимся двигателем). Самолет не сумел зайти на ВПП с первой попытки. При этом из строя вышел второй двигатель. Сделав несколько заходов командир все же сумел посадить машину на землю, хотя ситуация, сложившаяся на борту бомбардировщика была настолько критичной, что экипаж раздумывал над тем, чтобы покинуть самолет.

Вторая волна бомбардировщиков появилась над Ханоем спустя 4 часа после завершения налеты Волны I. Волну II сопровождали F-4, занимающиеся постановкой помех. В этот раз 9 B-52 отбомбились по Ханойскому радио, которое было расположено в центре расположения защитных систем. Вьетнамцы смогли достать единственный B-52G, который получил ракетное попадание в момент разворота. У Ivory 01 загорелся двигатель, рули управления вышли из строя, бомболюк заклинило, из пробитых топливных баков потекло топливо. Однако, экипаж Ivory 01 проявил отвагу и сумел довести машину до Тайланда.


F-105G Wild Weasel над Вьетнамом.

Еще одна машина Hazel 03 прошла над городом и сумела “собрать” сразу несколько ракет, которые взорвались на значительном расстоянии от самолета. Лишь одна SA-2 смогла легко повредить машину, которая сбросила свой смертоносный груз и как ни в чем не бывало полетела на базу.

Еще через 4 часа над столицей Северного Вьетнама появилась Волна III, состоящая из 6 B-52G и 15 B-52D c Андерсена и еще 15 B-52D с У-Тапао. Защиту бомбардировщиков обеспечивали 8 постановщиков помех и 4 самолета РЭБ ВМФ США. В этот раз бомбардировщики сбросили свой смертоносный груз на комплекс Йен Винь и гидроэлектростанцию в Тай Нгуен.

Системы ПВО, прикрывающие электростанцию, выпустили по бомбардировщикам не менее 10 ракет, но не добились ни одного попадания. В районе Тай Нгуен запусков ракет отмечено не было, так что бомбардировщики без проблем сбросили на врага свой страшный груз.

Вьетнамские офицеры были страшно разочарованы результатами второй ночи. Особенно сильно офицеров печалило то, что вторая ночь была сильно похожа на первую, но имела совершенно противоположный результат. Свою неудачу вьетнамцы связывали с нарушением связи, что стало следствием перемещения штаб-квартиры в новую локацию (находящиеся на местах операторы просто не получали нужных данных).


Результат ракетного попадания в Lilac 03. Защитный фонарь кабины был пробит осколком ракеты.

Кроме того, на бойцов серьезно давило малое количество ракет на складах. Стрелять теперь нужно было наверняка, ибо с каждым выстрелом “телеграфных столбов” оставалось все меньше и меньше. Также выяснилось, что во время стрельбы операторы использовали два различных способа наведения ракеты на цель. Эксперты рекомендовали совершать пуск в ручном режиме и переводить ракету в автоматический режим на последнем этапе полета. Бойцы ракетных батальонов использовали другую тактику. Они дожидались момента, когда Б-52 окажется на минимальном расстоянии от ракетной системы после чего производили пуск сразу в автоматическом режиме.

В итоге всех командиров ракетных батальонов привезли в Штаб Квартиру ПВО с отчетом о случившемся провале. Руководство операции вызвало командиров батальонов друг за другом. Каждый командир держал ответ в присутствии других офицеров. Оправдания не принимались. Выдав новую порцию рекомендаций, высокопоставленные ПВО-шники ткнули подчиненных носом в свои собственные ошибки. По завершении рапорта командиры батальонов отправились спать, было ясно, что за второй ночью бомбежки неизбежно последует третья.

Для повышение эффективности ПВО, вьетнамцы передвинули часть ракетных установок в северную часть города.

По результатам Ночи 2 американцы пытались найти решение, которое смогло бы защитить их бомбардировщики от многочисленных ракетных атак. Несмотря на то, что потери ночи были минимальны, пилоты испытывали сильнейший стресс от постоянного ракетного обстрела с земли. Командиры Б-52 считали, что малое число потерь, скорее случайность, нежели целенаправленный результат их деятельности. В У-Тапао решением данной задачи занимался генерал Гленн Сулливан, который опрашивал командиров бомбардировщиков и пытался выработать новые рекомендации к успешным налетам.

Поскольку Вторая ночь прошла без потерь, американцы решили не менять план налета и продлили его на Ночь 3.

zPxr8.jpg
Схема бомбовых маршрутов Б-52 во время Ночей 1-3. (c) Osprey Publishing

ТРЕТЬЯ НОЧЬ. 20 ДЕКАБРЯ

Во время третьего брифинга, командиры Б-52 получили информацию о том, что пути ударов не изменились. Это несколько напрягло авиаторов, поскольку память о первых потерях не стерлась после полного успеха Ночи 2. Пилотам бомбардировщиков вновь были разрешены противоракетные маневры, которые не приводили к развалу ячейки. Таким образом, тактика Ночи 3, представляла собой прямолинейный сплав тактик Ночи 1 и Ночи 2.

В качестве основных целей удара было выбрано железнодорожное депо в Иен Винь и склады в Ай Мо.

Стоит отметить,что к началу Ночи 3 команды техников Андерсена валились с ног от усталости, ибо они начинали свою рабочую смену еще во время Ночи 2. Замены для этих специалистов них попросту не было.

Первая волна бомбардировщиков состояла из 33 B-52 в составе 11 ячеек. Перед появлением бомберов, F-4 поставили очередной коридор из дипольных отражателей, который снова, как и во все предыдущие разы, был снесен в сторону сильнейшим ветром. Увидев приближающуюся воздушную армаду, генерал Тран, находящийся в штаб-квартире ПВО, заявил: “Это удивительно, американцы опять атакуют Ханой по старому плану. Они не меняют ни курс, ни высоту полета машин. Даже системы РЭБ они используют по старому”.

Когда машины подлетели поближе, 93-ий батальон получил команду на обстрел третьей ячейки - Quilt, которая состояла из двух B-52G (Quilt 01 & Quilt 03), которые имели проблемы с бортовыми системами подавления ПВО. Первый залп 93-его батальона, состоящий из двух ракет прошел мимо целей. Подпустив противника поближе, бойцы 93-его запустили еще две ракеты по машинам, выполняющим боевой разворот.

Пуск оказался успешным, ракета попала прямехонько в Quilt 03 капитана Терри Гелонека. Загоревшаяся машина вышла из-под контроля пилота и начала разваливаться на части. Пока пожар пожирал новые отсеки бомбардировщика, экипаж начал покидать машину. К сожалению, выбраться удалось не всем, капитаны Уоррент Спенсер и Крэйг Алан Пол были ранены и не смогли покинуть бомбардировщик. Остальные члены команды были взяты вьетнамцами в плен.

Узнав об уничтожении первого B-52, штаб-квартира ПВО информировала батальонных командиров о новом успехе и потребовала приложить максимум усилий к уничтожению американских агрессоров.

Второй, попавшей под удар ячейкой стала Brass. B-52G Brass 02 также имел проблемы с ECM оборудованием. Вьетнамцы не стали изобретать велосипед, дождались когда машина войдет в поворот и тут же выпустили по ней две ракеты в автоматическом режиме. Оба “столба” взорвались поблизости от бомбардировщика в результате чего на борту вспыхнул сильнейший пожар, борьба с которым стала серьезным испытанием для экипажа. Командир машины - капитан Джон Эттингер попытался дотянуть до базы, но повреждения бомбардировщика были слишком серьезны. Двигатели выходили из строя друг за другом, машина перестала слушаться систем управления, вышли из строя стойки шасси, бомболюк заклинило. Наконец над Тайландом самолет стал заваливаться на бок и Эттингер приказал экипажу покинуть бомбардировщик. В этот раз все пилоты остались живы.

Когда Йен Винь атаковали 5 ячеек B-52D c У-Тапао, 77 батальон выпустил 2 ракеты по ячейке Orange. Обе ракеты взорвалась в тот самый момент, когда B-52D Orange 03 открыл бомболюк для того, чтобы начать сброс бомб. Чудовищная вспышка взрыва озарила Ханойскую ночь. Она была столь сильной, что ее видели пилоты RC-135, находящиеся в 80 милях от побережья Тонкинского залива. Удивительно то, что два члена экипажа Orage 03 умудрились выжить в этом огненном аду!


Железнодорожный узел Кин Но после бомбежки.

К этому моменту 77-ой и 94-ый батальон ПВО полностью отстреляли свои зенитные ракеты.

Оценив результат налета первой волны, командование 7-ой воздушной армии оказалось в шоковом состоянии. Бомбардировщики потеряли 10% машин, в том числе два новеньких B-52G. Командование 7-ой армии, связалось с командованием 8-ой армии, чтобы обсудить получившийся расклад, после чего тревожные сообщения полетели в штаб-квартиру SAC. Оценив ситуацию, американские командиры приказали всем 6-ти B-52G из состава второй волны, покинуть ячейки и вернуться на базу Андерсен. Ирония ситуации заключалась в том, что американское командование сдрейфило в тот самый момент, когда у большей части вьетнамских батальонов ПВО кончились ракеты для пусковых установок.

После того, как генерал Мейер отдал приказ об отходе B-52G из состава второй волны, встал вопрос о том, что делать с G-шками из третьей волны, в которой насчитывалось 12 машин данного типа. Третья волна должна была сбросить груз бомб на комплекс Кин Но в нескольких милях к северу от Ханоя. Этот объект был защищен многочисленными системами ПВО, так что потери авиации выглядели неизбежными. Более того, американское командование решили, что атака цели при помощи B-52G в сложившейся ситуации является чистой воды самоубийством.


Успешное попадание. SA-2 сбила F-105. Американская машина еще держится в воздухе, но ее мгновения сочтены.

В какой-то момент командование вообще решило свернуть налет, опасаясь того, что следующие удары превратятся в “кровавую баню” для бомбардировщиков. Однако Мейер решил опросить всех присутствующих в штабе людей - генералов, полковников, капитанов и дажей лейтенантов - на предмет продолжения операции. Американские офицеры были готовы продолжать бомбардировку, так что Мейер не захотел прервать миссию.

К этому времени Волна 2 добралась до целей и отбомбилась без потерь. По американцам не было выпущено ни одной ракеты.

Еще через 4 часа над целями появилась Волна 3, в состав которой входили как B-52D так и B-52G. Через минуту после бомбового удара по Ханойскому Железнодорожному Депо бойцы 78-го батальона 257 полка ПВО выпустили ракету по противнику и попали в Straw 02. Эта машина, вылетевшая за пределы коридора дипольных отражателей, получила тяжелые повреждения, но смогла дотянуть до Лаоса, где и была покинута экипажем. HH-53 из состава 40 Воздушно-спасательного полка смогли найти пилотов в зеленом аду джунглей и уже через несколько часов те были в безопасности.


Результат попадания ракетного осколка в крыло Б-52.

Еще через 8 минут вьетнамские ПВО-шники из состава 77-го батальона выпустили две последние ракеты и подбили отбомбившийся Olive 01 (эта ячейка утратила целостность из-за ошибок навигации и была отчетливо видна на радарах). Машина потеряла крыло и вспыхнула словно громадная свечка. Контроль над самолетом был утрачен за считанные секунды, после чего огромный бомбардировщик перевернулся на спину и пошел к земле, в ускоряющемся вихре горящих обломков. Машина упала в 9 милях к северу от Ханоя. Из экипажа этой машины выжили всего два человека, остальные или погибли во время взрыва или умерли во вьетнамских лагерях для военнопленных.

Следующей жертвой вьетнамских ракетчиков стал Tan 03. Этот B-52G имел проблемы с системой сброса бомб, а также с навигационным радаром. Для решения этой проблемы стрелок бомбардировщика использовал свой радар, с помощью которого определял расстояние до соседних бомбардировщиков. Таким образом, Tan 03 мог кидать бомбы куда-то в район примерного расположения цели. В конечном итоге это привело к тому, что Tan 03 немного отделился от Tan 01 и Tan 02.

После того, как две первые машины подошли к точке сброса, Tan 03 получил ракетное попадание SA-2, выпущенной 57-ым батальоном ПВО. Поврежденная машина стала крениться на левое крыло и опускать нос. Капитан бомбардировщика Рэндалл Крэддок в течение некоторого времени пытался вернуть B-52 на боевой курс,но все его попытки оказались тщетными, когда в носовую часть бомбардировщика попала вторая ракета. Пламя рвануло в кабину экипажа, пожирая уцелевшие отсеки. За секунду до взрыва, командир Tan 03 приказал экипажу покинуть горящую машину. Фактически, выполнить приказ успел лишь сержант Джеймс Лоллар. Не прошло и секунды, как внутри бомбардировщика взорвались бомбы, после чего горящие обломки неудачливого “Стратофортресса” помчались к далекой вьетнамской земле. Пять оставшихся членов экипажа Tan 03 или погибли в пламени взрыва или пропали без вести. Их останки американское правительство получило лишь несколько лет спустя.

lb3_2.jpg
Гибель Tan 03 в результате ракетного попадания (кликабельно).(c) Osprey publishing

Капитан Крис Квилл из ячейки Aqua, шел тем же курсом, что и машины из ячеек Olive и Tan. Его подчиненный майор Дик Пэриш описывал увиденное следующим образом:

Когда мы сделали поворот к северу от Тад Ридж, мы увидели горящий самолет, следующий в северо-западном направлении немного ниже нас. Поскольку мы сами были целью для вьетнамского ПВО, наше наблюдение за горящей машиной продолжалось немногим более пары минут.

Через мгновение я услышал, как Крис и Джо Гриндер переговариваются друг с другом: Боже, что это? Похоже на прямое попадание! Это же просто шар огня! Вероятно, в этот момент пилоты увидели ракетное попадание в другую машину. Прямо после этого наше внимание было привлечено сигналами вражеских РЛС которые отслеживали перемещение бомбардировщиков по воздушному пространству Ханойского неба.


Ячейка Brick была последней ячейкой, которая появилась над Ханоем во время Волны III. Целью этих бомбардировщиков были Ханойские склады горючего. Вьетнамское ПВО выпустило несколько ракет в Brick 2, но самолет смог выдержать одно ракетное попадание и сумел добраться до У-Тапао.

После того, как Третья волна ушла в сторону Лаоса, Северо-вьетнамские ПВО-шники почувствовали себя победителями. В течение 10 минут они сбили 3 B-52, израсходовав на это 25 ракет. Всего за время сражения вьетнамцы увидели 4 сбитых машин, рухнувших в окрестностях Ханоя. Кроме того, вьетнамцы знали, что еще несколько поврежденных машин упало на территории Тайланда и Лаоса.


Дебрифинг. Экипажи бомбардировщиков обсуждают результаты налета во время Ночи 3.

К концу ночи вьетнамцы сформировали дальнейший план действий. До начала января вьетнамцы собирались сбить, как можно больше бомбардировщиков для того, чтобы вернувшийся к работе американский Конгресс испытал явную горечь военного поражения.

Командование вьетнамской ПВО полагало, что четвертая ночь налетов пройдет по схеме трех первых, а значит, системы ракетной обороны смогут добиться успехов со стремительно уменьшающимся запасом зенитных ракет. Понимания, что ракеты на исходе, командование ПВО приложило серьезные усилия к тому, чтобы доставить в точки пуска ракет как можно больше снарядов с ракетных складов.

В полдень третьего дня боевых действий 247 и 5 технический батальон вернулись в Ханой и остановились в казармах 257 и 80 технического батальона. Что позволило увеличить на 30% скорость сборки ракет из запасных частей. Несмотря на то, что ракетчики собирали ракеты три дня без перерывов на еду и сон, общее количество боеготовых ракет все еще оставалось недостаточным.


Обломки B-52 в одном из Ханойских каналов.

Ситуация усложнялась еще и тем, что сборка ракет была непростой задачей. Ракета и ускоритель приходили в сборочный цех раздельно. Обе ракетные детали следовало собрать и заправить. При этом в ускоритель заливалось жидкое токсичное топливо, из-за чего работу следовало проводить в костюме химзащиты (страшно представить условия работы вьетнамского ракетного персонала в условиях высокой влажности и жары). После этого в ракету налетался сжатый воздух. Далее на ракету устанавливалась боеголовка, плоскости управления, автопилот, настраивалось электронное оборудование, обеспечивающее обратную связь между ракетой и радарной системой.

Короче говоря, в хороший день технический батальон собирал 40 ракет. Поскольку доставка деталей производилась ночью, водители грузовиков регулярно ошибались и привозили лишние детали в разные технические батальоны.


Результат бомбардировки складов в районе Ай Мо.

Один из ракетчиков описывал ситуацию следующим образом.

Поиск ракетных частей был похож на поиск еды. Едва наша сборочная линия собирала очередную ракету, как ее подхватывал грузовик, техническая команда ставила ракету на пусковую установку и через несколько минут она взмывала уже взмывала с нее. Никогда ранее жизнь ракет не была такой короткой.

Начиная с Ночи 4, вьетнамское ПВО перестало запускать ракеты залпами (больше трех штук за раз). Советские инструкторы считали что снижение темпов ведения огня приведет к уменьшению американских потерь. По их мнению, для гарантированного поражения цели, идущей за завесой помех, требовалось не менее трех ракет запущенных одновременно.

Изучив результаты налета, американцы пришли к выводу, что тактика налетов должна быть изменена. Штабисты из состава 8 воздушной армии пришли к выводу, что тактика последовательных волн позволяет вьетнамцам подготовиться к встрече новой волны и сбить как можно больше машин, не меняя основного паттерна действий (успех второй ночи в этом случае объясняется случайностью). Таким образом, наивысшая эффективность налетов будет достигнута, если бомбардировщики нанесут единый мощный удар, вместо несколько слабых.

Офицеры SAC выслушали данное предложение и послали фронтовых умников “к черту”, ибо старая схема принимала во внимание факт минимизации зон вражеского ПВО в районе бомбардировочных маршрутов.

ТАКТИЧЕСКАЯ СХЕМА МИССИЙ ВО ВРЕМЯ ОПЕРАЦИИ LINEBAKER II
08.jpg
(с) Osprey Publishing

В первые четыре ночи налетов, американские B-52 летали на высотах 36,000-37,000 футов. Перед бомбардировщиками шли 8 F-4, сбрасывающие дипольные отражатели. Высота их полета была равна высоте полета бомбардировщиков, но иногда они забирались немного выше B-52. Бомбардировщики, в свою очередь, старались держаться или в дипольном коридоре или немного ниже него.

Защиту B-52 обеспечивали самые разные самолеты. F-4 эскорта двигались на высоте 20,000-25,000 футов. С одной стороны, на такой высоте их не могли достать зенитные орудия. С другой стороны, у эскорта оставалось время на разгон и перехват приближающихся МиГ-ов. Как правило, эскорты летали парами: впереди ведущий, ведомый сзади на расстоянии 300 футов. Эскорт двигался параллельно полету бомбардировщиков и устремлялся в сторону противника при обнаружении вражеских истребителей.

В том случае, если по истребителям открывался огонь (например, в них стреляли ракетой), ведущий и ведомый разделялись. Дальнейший бой они осуществляли раздельно на высоте разделения. Прикрытие бомбардировщиков обеспечивали 432 Тактическое разведывательное крыло, 8 Тактическое истребительное крыло или 388 Истребительное крыло.

Самолеты радарные охотники из состава 388 истребительного крыла (F-105G Wild Weasel) двигались случайными векторами по направлению полета B-52. Они летели на высоте 15,000 футов, то есть немного выше зоны стрельбы зенитных орудий. Такая высота благоприятствовала быстрому пуску противорадарных ракет Shrike и Standard ARM.


Подготовка B-52 к боевому вылету во время операции Linebaker II.

ПОТЕРИ ВВС США ВО ВРЕМЯ НОЧИ 3.

B-52G 57-6481 Brass 02
Стал жертвой ракетного попадания и упал на территории Тайланда.
Командир - Капитан Джон Эттингер - выжил
Второй пилот - капитан Лоуренс Касацца - выжил
Радарный навигатор - майор Чарльз Е. Арчи - выжил
Навигатор - 1 лейтенант Роберт Клемент - выжил
Стрелок - Сержант Джордж Шрайер - выжил

B-52D 56-0669 Straw 02
Стал жертвой ракетного попадания и упал на территории Лаоса.
Командир - Капитан Деверел Джонсон - выжил
Второй пилот - 1 лейтенант Джеймс Т. Фармер - выжил
Радарный навигатор - майор Фрэк Гулд - MIA
Навигатор - капитан Винсент Ф. Руссо - выжил
EWO - капитан Пол Фэйрбэнкс - выжил
Стрелок - Сержант Джордж Шрайер - выжил

B-52D 56-0622 Orange 03
Взорвался в воздухе в результате ракетного попадания.
Командир - майор Джон Фраклин Стюарт - MIA
Второй пилот - 1 лейтенант Пол Луис Гранджер - POW
Радарный навигатор - майор Рандольф Аллан Перри Младший - MIA
Навигатор - капитан Томас Кломанн - POW
EWO - капитан Ирвин Стюарт Лернер - MIA
Стрелок - cержант Артур Винсент - MIA

B-52G 57-6496 Quilt 03
Сбит зенитной ракетой.
Командир - капитан Терри Гелонек - POW
Второй пилот - 1 лейтенант Вильям Аркури - POW
Радарный навигатор - капитан Уорнер Ричард Спенсер - Останки возвращены
Навигатор - 1 лейтенант Майкл Роберт - POW
EWO - капитан Крэйг Алан Пол - Останки возвращены
Стрелок - cержант Рой Медден младший - POW

B-52G 58-0198 Olive 01
Сбит ракетой в районе Кин Хо
Командир - полковник Джеймс Нагахиро - POW
Второй пилот - 1 лейтенант Донован Уолтерс - KIA
Радарный навигатор - майор Эдвард Харви Джонсон - KIA
Навигатор - капитан Лин Ричард Бинс - POW
EWO - капитан Роберт Рей Лин - KIA
Представитель воздушного командования - подполковник Кейт Рассел Хеген - POW (умер в лагере для военнопленных)
Стрелок - cержант Чарльз Джеймс Бебус - KIA

B-52G 58-0169 Tan 03
Сбит зенитной ракетой в районе Кин Но
Командир - капитан Рендалл Джеймс - Останки возвращены
Второй пилот - капитан Джордж Барри Локкарт - Останки возвращены
Радарный навигатор - майор Бобби Александр Кирби - Останки возвращены
Навигатор - 1 лейтенант Чарльз Эдвард Дарр - MIA
EWO - капитан Рональд Дуайт Перри - Останки возвращены
Стрелок - cержант Джеймс Леон Лоллар - POW

Продолжение следует...


Если вам понравилась данная статья, не забудьте поставить like.
И конечно не забывайте про наш Yandex кошелек https://money.yandex.ru/to/410014129052983

05.01.2019
(с) Илья Садчиков
Tags: airplanes, atomic age, cold war, history, redalert, вьетконг, вьетнам
Subscribe

Posts from This Journal “вьетнам” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Posts from This Journal “вьетнам” Tag