Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Category:

Воздушная война во Вьетнаме. LINEBAKER II - ПЕРВАЯ НОЧЬ И ПЕРВЫЕ ПОБЕДЫ.


16 декабря 1972 года на всех базах ВВС США в Индокитае была объявлена повышенная боеготовность. База Андерсен начала принимать массу транспортных С-5 и танкеров КС-135. Забавно, что многие пилоты Б-52 решили, что С-5 заберут их в США, как ранее обещал Киссинджер. “Это конец войны” - думали многие из них - “Транспорты возьмут нас домой, а танкеры нужны для обеспечения обратного полета”. Конечно же, пилоты ошибались - шестеренки войны продолжали свою кровавую работу.


В тот же день в 14-00 все командиры Андерсеновских авиагрупп присутствовали на брифинге, во время которого старшие офицеры SAC обрисовали план будущей операции (без деталей). Офицерам было разрешено поставить в известность своих подчиненных. На 17-00 следующего дня в здании Arc Light Center был запланирован второй брифинг, на котором должны были присутствовать командиры Б-52. Во время брифинга было сказано, что воздушное наступление на Северный Вьетнам начнется 17 декабря.

Покинув митинг многие офицеры начали спешно искать своих подчиненных, которые без толку болтались на базе, предвкушая скорое возвращение домой. Впрочем, некоторые командиры авиагрупп подчиненных в известность не поставили, боясь, что пилоты разболтают информацию кому не надо и она дойдет до ушей коммунистических шпионов.


Брифинг для экипажей Б-52.

Во второй половине дня появилось расписание полетов. Именно в этот момент экипажи бомбардировщиков поняли, что назревает что-то серьезное. Пилоты начали обмениваться мнениями, по поводу будущего вылета. Многие из них были уверены, что целью станет Ханой. Планируемая операция выглядела потенциально опасной, поскольку вьетнамская столица была хорошо защищена, а пилоты Б-52 не любили рисковать (многим из них было за 30, дома их ждали семьи и им было что терять).

Ранним утром 17 декабря (над Андерсоном было уже 18 декабря) командование операций отправило следующее сообщение командирам бомбардировщиков:

Вам приказано, начиная с 18 декабря и в течение трех последующих суток предпринять максимально (подчеркнуто) возможные усилия для нанесения ударов группами B-52/TACIAR по области Ханой / Хайфон. Выбранные цели должны быть полностью уничтожены. В случае необходимости, длительность операции может быть увеличена.

Позже, 17 декабря дополнительные детали операции (второй день бомбежки) стали поступать в 8 воздушную армию из штаб-квартиры SAC. Время и цели ударов были теми же самыми, что и в первый день. Изучив список целей, некоторые офицеры 8 Воздушной армии пришли к выводу, что потери американских ВВС будут превышать стандартные 3%.


Вьетнамские ПВО-шники проводят подготовку к ночному пуску ракеты.

ПЕРВАЯ НОЧЬ. 18 ДЕКАБРЯ

8 Воздушная армия была готова бросить в бой 200+ бомбардировщиков Б-52. При этом к немедленному вылету были готовы 53 D и 99 G машин с Андерсена, 54 D-шки с У-Тапао. Согласно плану, первая волна должна была состоять из 129 машин. Первая Ханойская волна включала в себе 48 Б-52 (16 ячеек), которые должны были появиться над Ханоем в 20-00. Волну прикрывали 39 тактических самолетов - 8 F-105G, 8 F-4 с дипольными отражателями, 10 F-4 из эскорта отражателей, 10 F-4, вооруженных ракетами класса воздух-воздух и три EB-66.

Первые Б-52 из первой волны оторвались от ВПП Андерсена в 14-51 местного времени, в 17-18 по местному времени 21 Б-52D взлетели с У-Тпао. Поскольку У-Тапао находилась рядом с целью, один из пилотов сказал так: “Полет до цели был таким коротким, что мы оказывались над ней после молитвы, исполнения Гимна ВВС и чтения 23 псалма из библии”.

Рейд был внезапным для вьетнамцев на стратегическом уровне, но на тактическом уровне Вьетнамские ПВО были готовы в чему-то подобному. Первые признаки угрозы вьетнамцы заметили еще 17 декабря, когда на границе Лаоса активизировались американские спасательные вертолеты. В 10-00 утра над Ханоем прошли два автоматических разведчика ВВС США, после чего вьетнамская разведка получила информацию о массированном взлете тяжелых бомбардировщиков с ВПП Андерсен и повышенной активности американских ВВС в Таиланде.

Ужасающая перспектива внезапной американской атаки стала холодным душем для вьетнамских военных. 261-ому полку ПВО было приказано срочно вернуться на исходную позицию. К этому моменту многие полковые офицеры были в отдаленных деревнях и связаться с ними было практически невозможно, что привело к хаосу в системе локального ПВО.


Батальонный командир слева и три его подчиненных, отслеживающих азимут, направление и высоту цели.

В 18-00 12 рота 290 полка ПВО смогла пробиться через помехи EB-66 и увидела огромную формацию Б-52, которая приближалась к Северному Вьетнаму. Несколькими минутами позже 45 радарная рота 219 полка ПВО засекла машины, поднявшиеся с У-Тапао.

Операторы РЛС как завороженные смотрели на зловещую гирлянду радио-электронных импульсов, двигающуюся к вьетнамской береговой черте. Число вражеских машин было огромным (наверное, что-то подобное чувствовали операторы германских радаров во время первых, массированных рейдов союзников).

Когда американские бомбардировщики оказались в точке 300 (где часть машин поворачивала на Лаос, а часть шла в направлении на Военную область 4), операторы затаили дыхание. К их удивлению, воздушная армада двинулась вектором, по которому летали тактические истребители, наносящие удары по Ханою. Ракетчики взялись за телефонные трубки и в штаб вьетнамского ПВО понеслась целая серия тревожных сообщений: “Большая армада стратегических бомбардировщиков движется в направлении Ханоя”.

В 18-40 Ханойское радио предупредило жителей города о начале бомбардировки. В 18-50 промышленные предприятия столицы издали тревожный гудок, по радио прошла вторая волна сообщений о том, что в городе объявлена Воздушная Тревога Первого Класса.

Когда бомбардировщики находились в 18 милях от города, сирены Ханоя начали издавать непрерывный вой, улицы стремительно пустели, движение транспорта полностью остановилось. В липком вечернем воздухе воцарилась гнетущая тишина, прерываемая шелестом насекомых. Повсюду стремительно отключался свет и улицы наливались зловещим мраком ночи.

Еще через несколько минут над крышами вьетнамских домов прогрохотали жутковатые тени F-111. К этому моменту город был полностью обесточен и в небе можно было увидеть их иссиня-красные реактивные струи.


F-111А HG (67-0113). Участник боевых рейдов 1972-1973 года.

F-111 сбросили груз бомб на ВПП МиГ-ов в Йен Бан, Хоа Лак, Фук Йен и Кеп. На востоке и западе радары вьетнамцев продолжали глушить назойливые EB-66, тогда как к точкам выполнения боевых задач приближались F-4 различных модификаций.

Область вокруг Ханоя защищала 361 дивизия ПВО, сердцем которой были три полка С-75. 261 полк отвечал за оборону северной и восточной части города. 257 полк отвечал за оборону южной части города, а 274 полк отвечал за защиту западной стороны. 261 и 257 полк состояли из 4 батальонов ПВО, но 274 полк имел лишь один боеготовый батальон ПВО, тогда, как два других находились в состоянии развертывания. Как я уже писал ранее, из-за ошибочно принятых решений стратегического уровня, степень защищенности Ханоя в 1972 году была намного ниже, чем в 1967.

Когда американцы обозначили вектор своего удара, батальонные грузовики запустили двигатели, для того, чтобы обеспечить питание радарным системам. После этого штаб-квартира ПВО назначила группы целей полкам, тогда как командование полков раздало отдельные цели батальонным командирам. Когда выбранная цель попадала в радиус действия радара С-75, ракетный комплекс начинал подготовку к стрельбе.

Перед тем как на “сцене” появились Б-52, 8 F-4 начали ставить коридор из дипольных отражателей на высоте 36,000 футов. Однако, ветер был на 20 миль в час сильнее предполагаемого и его порывы отворачивали на 10 градусов в сторону от того курса, который вычислили метеорологи. В результате, дипольный коридор утратил свою интенсивность.

В 19-45 ячейка Snow и остальные самолеты первой волны двинулись на Ханой и цели, расположенные в районе аэродрома Хоа Лак. Приближаясь к объектам атаки, пилоты наблюдали сюрреалистическую картину ясной ночи, в вершине которой сиял ослепительной яркий диск полной Луны.






Результат работы систем РЭБ на дисплеях вьетнамских РЛС.
Находящиеся на земле операторы РЛС в этот момент испытывали страшное напряжение. В теплом воздухе ночи слышалось лишь пение насекомых да монотонный гул вентиляторов охлаждения, обеспечивающих работу советских электронных систем. Когда Б-52 подлетели поближе, на экранах РЛС появилась засветка, исходящая от дипольных полос и американских систем РЭБ. Один из вьетнамских военных специалистов описал происходящее следующим образом:

Атмосфера на командном пункте накалилась до предела. Наш боевой опыт был ограничен и мы не были уверены в том, что мы делаем. Большая часть операторов, защищавших Ханой, никогда не видели Б-52 на дисплеях своих РЛС. Конечно, мы тренировались в перехвате Б-52. Однако, это была лишь теория, мы не знали, каково это будет на практике. Бомбардировщики летели в каше враждебных сигналов. Часть из которых была связана с дипольными отражателями, тогда как другую ставили машины радиоэлектронной борьбы. Операторы с трудом понимали, что происходит в воздушном пространстве, поскольку обратный сигнал представлял собой месиво зеленоватых точек. Я видел широкие полосы помех, которые на огромной скорости смешивались друг с другом, после чего распадались на мельчайшее зеленое крошево, с трудом расползающееся по дисплею. Вся эта масса помех постоянно мерцала словно идущий с неба дождь. Разобраться в хаосе электронных сигналов было невероятно тяжело.

261 полк ПВО первым стал “вести” приближающиеся Б-52. Наблюдение велось в пассивном режиме, поскольку операторы РЛС не хотели рисковать (американцы могли запустить в радар Shrike или что-нибудь похуже).

Командир 78-го батальона первым пошел на риск и перевел свою РЛС в режим активного слежения цели, выцепил один Б-52 из зеленого каскада помех, после чего за работу взялись три офицера, которые были ответственны за определение дальности, азимута и высоты цели.

В 19-45 командир батальона нажал на кнопку “Пуск” первой ракеты. Шесть секунд спустя с направляющей сошел второй “телеграфный столб”. Совершив запуск, командир батальона позвонил в командный центр и сообщил о первом боевом пуске. Обе ракеты промахнулись, но теперь американцы знали, что их обнаружили и в самом скором времени стрельбу по бомбардировщикам начнут и другие батальоны.


Первая ночь.

Один из офицеров РЭБ (находящийся на борту Б-52) оставил следующее свидетельство:

Они совершали действие, после чего ты совершал действие. Они изменяли свою частоту, ты подстраивался под это изменение и менял частоту постановщика помех. Эффективность наших действий повышалась, если ячейка работала слаженно, как единое целое. Во время захода на цель я увидел сразу несколько ярких точек на моем ALR-20. Это были ракеты. Я не заметил их по началу, поскольку дисплей моей системы РЭБ изобиловал помехами. После этого мы начали подавлять вражескую РЛС при помощи многочисленных помех, которые вносил искажения в корректирующую электронику ракеты, запутывая ее множественными целями. Отбомбившись мы сделали правый 60 градусный разворот и в этот момент, вероятно, бомбардировщик появился на дисплеях вьетнамских РЛС. Хуже всего, что повороту дополнительно помешал сильный ветер, дующий на нашей высоте со скоростью 100 узлов.

Когда вьетнамцы начали запускать ракеты, перед глазами американских пилотов предстало прекрасное и, одновременно с этим, пугающее зрелище. Включающиеся ракетные ускорители подсвечивали розовыми отсветами облака, начинающиеся собираться на горизонте.

Отраженный свет скользил по городским кварталам прыгая с дома на дом. Казалось, что целые районы города были объяты пламенем. Когда ракета, наконец, прорывала облака, огненный вихрь таял и за снарядом появлялось яркое серебристое кольцо, стремительно движущееся по небу по направлению к нашему бомбардировщику.

Один из командиров Б-52 описывал эту картину следующим образом:

Ракета напоминала телеграфный столб, из хвоста которого вырывался сноп огня. В действительности вы не могли видеть саму ракету до тех пор, пока она не приближалась к вашей машине. После этого происходил мощнейший взрыв, можно было увидеть эллиптическое кольцо огня, раскидывающее вокруг себя смертельно опасные осколки. Сильно повезло тому, кто увидел это кольцо и остался жив. Если ракета пролетала мимо цели, её двигатель отключался, после чего происходил самоподрыв. На месте взрыва появлялся огромный шар пламени.

Первыми по вьетнамским целям отбомбились бомбардировщики взлетевшие с У-Тапао (7 ячеек). Следом к точке сброса вышли 33 Б-52, целью которых являлись склады в Кин Хо, расположенные к северу от Ханоя.


Вьетнамцы рассматривают обломки Б-52.
За 30 секунд до сброса бомб зенитная ракета поразила Lilac 03. Осколки ракеты, взорвавшейся слева от самолета, пробили топливный бак, повредили проводку и заклинили бомбосбрасыватель. Командир бомбардировщика потерял левый глаз и практически полностью ослеп. Второй пилот взял управление на себя и каким-то чудом довел машину до У-Тапао.

Очередная проблема произошла с B-52G из ячейки Charcoal, которая должна была отбомбиться по железнодорожной станции Йен Винь. Машины ячейки были оборудованы системой РЭБ Alt-6B, вследствие чего операторы 59 батальона смогли обнаружить формацию бомбардировщиков, по которой были выпущены 2 ракеты. Одна из ракет поразила бомбардировщик в переднюю секцию. По самолету стал распространяться огонь, система управления вышла из строя, так что экипаж был вынужден покинуть горящую машину.

Один из пилотов сопровождения, эскортирующий Charcoal на F-4 описал ситуацию так:

Мы с изумлением наблюдали за сюрреалистической сценой воздушного пожара. Пламя распространялось по вскрытой машине, вниз летели большие и маленькие обломки бомбардировщика. Так продолжалось до тех пор, пока самолет не встретился с землей. 3 члена экипажа Charcoal 01 погибли, тогда как три других попали в плен.

Один из операторов 59 батальона наблюдал за падением машины через оптический сенсор, увидев языки пламени он закричал: “В небе пожар! Он горит! Наблюдаю огненный шар и большое облако дыма к северу от позиции”. Офицеры и солдат издали победный клич. Вьетнамцы начали обнимать друг друга, поздравляя товарищей с первым успехом.

К этому моменту первая волна Б-52 завершила бомбардировку и легла на обратный курс. Вьетнамские батальоны ПВО приступили к перезарядке ракетных систем. Технические группы начали ставить ракеты на направляющие, тогда как грузовики поехали на ракетные склады за новыми снарядами. Эта поездка встретилась с немалыми трудностями, поскольку город горел и грузовикам пришлось проезжать через горящие обломки и даже искать обходной путь через районы, полностью охваченные огнем.


Еще один сбит!
Четыре часа спустя над территорией Вьетнама появились 18 B-52G и 12 B-52D, взлетевшие с базы Андерсен. Их боевой заход был подобен заходу первой группы. Перед началом бомбежки над Ханоем вновь прошли 8 F-4, установившие очередной коридор дипольных отражателей, который сформировался на 10 градусов в сторону от первого, ибо ветер продолжал усиливаться.

Целью налета для ячейки Peach было железнодорожное депо в Йен Винь. Сбросив бомбы, Peach 02 начал правый поворот и в этот момент в него попала очередная зенитная ракета. Два двигателя вспыхнули, из их развороченных внутренностей рвалось пламя, окруженное пеленой черного дыма. Пилоты смогли дотянуть до Таиланда, но машина потеряла управление и стала заваливаться на бок. Решив не искушать судьбу, экипаж катапультировался. Через несколько мгновений бомбардировщик взорвался. Через 20 минут все летчики были спасены вертолетной командой.

Вторая волна бомбардировщиков запуталась в возможных целях и нанесла бомбовый удар по международному аэропорту Ги Лиам, который использовался и для гражданских вылетов. Бомбежка оказалась чрезвычайно разрушительной. После налета было уничтожено 80% сооружений аэропорта, а взлетно-посадочная полоса вышла из строя. До сих пор неизвестно почему, Б-52D сбросили бомбы на гражданскую цель. Считается, что команды бомбардировщиков, потрясенные потерями первой волны, хотели как можно быстрее избавиться от опасного груза и кидали бомбы на все, что напоминало военные объекты.


Результат бомбардировки международного аэропорта Ги Лиам. Данную фотографию руководство SAC предоставило конгрессу для того, чтобы убедить сенаторов в факте аккуратно проведенного бомбометания.

Тем временем, находящийся к югу от Ханоя 77 батальон 257 полка ПВО обнаружил критическую уязвимость в защитных системах бомбардировщиков. Командир батальона увидел, что после сброса бомб, Б-52 отключили джаммеры (вероятно) и появлялись на дисплеях слежениях. Поскольку американцы использовали одни и те же паттерны поведения, командир решил, что третья волна отработает точно так же, а значит стрельба по тяжелым машинам могла быть проведена в автоматическом режиме.

В районе 4-00 ночи над Ханоем появился третья волна, состоящая из 30 Б-52. Бомбардировщики находились в окружении 40 машин поддержки (при этом в составе эскорта не было ни одного самолета Wild Weasel). Радиоэлектронной поддержкой третьей волны занимались 4 морских A-7E, 5 - EA-3B и 3 военно-морских EA-6B. 8 F-4 осуществили очередной сброс дипольных отражателей, но как и раньше, защитный коридор был снесен ветром в сторону.

Бойцы 77 батальона уверенно обнаружили приближающуюся формацию и выбрали для атаки ячейку Rose. Перед тем как командирский Rose 01 вошел в разворот, батальон ПВО выпустил по нему 2 ракеты в режиме автоматического наведения. Как и предполагали вьетнамцы, сильный ветер замедлил разворот тяжелой машины и одна из ракет попала прямехонько в цель. Бомбардировщик взорвался в воздухе и его горящие обломки рухнули в окрестностях Ханоя. К этому времени над горящим городом поднимались гигантские столбы дыма и бойцы ПВО не отследили момент падения громадной машины.

Когда налет подошел к концу, командир 77 батареи позвонил в штаб ПВО и запросил результат перехвата. Вышестоящие офицеры подтвердили факт уничтожения Б-52 и вьетнамцы начали поздравлять друг друга с очередной победой. Ранее непобедимые машины все же можно было сбивать!

Когда над горящем Ханоем поднялось утреннее солнце, вьетнамцы смогли увидеть обломки двух сгоревших машин. Кроме того, вьетнамские ПВО-шники продемонстрировали международной прессе захваченного в плен американца, которым оказался навигатор Rose 01 - майор Фернандо Александер.


Майор Фернандо Александер. Вместе с ним в плен попали капитан Charles A. Brown, Jr., капитан Henry C. Barrows, капитан Richard W. Cooper Jr. (навигатор), и сержант Charlie S. Poole (бортстрелок). Майор провел в плену 101 день и был освобожден 29 марта 1973 года. Фернандо Александер ушел в отставку 1 октября 1979 года в чине подполковника, после чего проживал со своей семьей в Калифорнии.
По результатам первой ночи боевых действий вьетнамцы истратили 130 ракет, попали 5 раз, сбили 3 Б-52. Штаб ПВО счел результат боя ободряющим, но при этом праздновать победу было рано. Днем американцы могли вернуться с “умными” бомбами. Это, в свою очередь значило, что радарные системы должны были замолчать и защита города переходила в руки летчиков, чьи МиГ-21 показали высокую эффективность во время операции Linebacker I.

По результатам боевой ночи многие батальоны испытывали тяжелейшую нехватку боеприпасов. Каждый батальон начинал ночь с 12 ракетами, 6 из которых изначально стояли на пусковых установках, а еще 6 дожидались своего часа на грузовиках. К концу ночи вьетнамцы истратили ⅔ ракет, а новые следовало вести с Ханойских складов (при этом некоторые из них были в разобранном состоянии), еще один склад находился на противоположном берегу Красной реки. Дополнительно ситуация усложнялась еще и тем, что в отличие от 257 и 261 полка, 274 полк ПВО не имел технического батальона и вынужден был брать его “в лизинг” у своих более удачливых товарищей.


Charcoal 01 горит.
Американцы видели ситуацию следующим образом: 3 сбитые машины вообще не успели отбомбиться по цели, 2 были подбиты после сброса бомб. Команды бомбардировщиков находились в шоковом состоянии, поскольку экипажи машин считали, что их самолеты неуязвимы для вьетнамских атак.

Проанализировав результаты перехвата, офицеры ВВС США пришли к выводу, что в момент открытия бомболюка активность бортового джаммера становится низкой и вьетнамцы начинают “видеть” бомбардировщик, как яркую точку, движущуюся на фоне других менее заметных помех. В момент поворота радар продолжает отслеживать бомбардировщик, который находится, практически в подвешенном состоянии. Пользуясь этим эффектом, вьетнамцы подбили 2 бомбардировщика из 5. Однако самым печальным результатом ночи стали повреждения 3 модифицированных B-52G, которые должны были по всем параметрам превосходить более ранние модели. В реальности же их боевая эффективность была ниже и причины этого были пока неизвестны.


Командиры ПВО, не сумевшие поразить Б-52, должны были отправиться в штаб-квартиру ПВО и написать рапорт об ошибках. По результатам анализа рапортов были подготовлены инструкции, которыми бойцы ПВО воспользовались в Ночь 3.

Еще две проблемы были связаны с машинами постановщиками помех. Во всех трех случаях постановка дипольных отражателей оказалась неэффективной. Кроме того, приходящие на базу приказы не содержали информацию о точке входа и выхода из дипольного коридора, вследствие чего решение о постановке помех принималось на лету. Фактически, экипажи бомбардировщиков узнавали о коридоре лишь после того, как его уже начинали формировать.

Во время ночной бомбардировки 8 Воздушная Армия получила расписание боевых вылетов на ночь 3. Приказы относительно вылетов во время Ночи 2 были получены вместе с приказами относительно Ночи 1.

Узнав о результатах бомбардировки Никсон серьезно напрягся, ожидая вспышки внутреннего возмущения. Однако, она так и не последовала. Возможно, в том было виновато приближающееся Рождество, общая усталость от войны или осознание того, что легкой победы уже не будет.

ПЕРВЫЙ СБИТ

Первая ночь. Окрестности Ханоя. 18 декабря 1972 года.
(Изображение можно увеличить кликом).
93 батальон, 261 полка ПВО отстрелялся ракетами по первой волне бомбардировщиков во время Ночи 1. Первым сбитым Б-52 стал Charcoal 1.

На рисунке можно увидеть ЗиЛ-ы, готовые подвозить ракеты к отстрелявшейся батарее. Каждый ЗиЛ вез по одной ракете, так что для быстрой перезарядки требовалось 6 грузовиков. Вьетнамские бойцы работали согласно советской доктрине ПВО. Это означало, что по каждой цели могло быть выпущено до 3 ракет одновременно.

Ракета, ближайшая к наблюдателю, только что сошла с направляющей и у нее включился ускоритель, который будет работать следующие 4-5 секунд (после этого ускоритель будет сброшен). В отдалении видны ракеты, которые летят на маршевом двигателе (полет в этом режиме продолжался 22 секунды. Пустая ракетная установка уже совершила пуск ракеты и теперь находится в горизонтальном состоянии.

Продолжение следует...

02.12.2018
(с) Илья Садчиков
Tags: airplanes, atomic age, cold war, history, redalert, вьетконг, вьетнам
Subscribe

Posts from This Journal “вьетнам” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “вьетнам” Tag