Садчиков Илья Александрович (mr_garett) wrote,
Садчиков Илья Александрович
mr_garett

Category:

Воздушная война во Вьетнаме. LINEBAKER II - ПВО Демократической Республики Вьетнам.


Защитой северо-вьетнамского неба занималось Управление Противовоздушной обороны Северного Вьетнама, в состав которого входило Управление ВВС, Ракетное Управление, Радарное управление и Управление зенитной ПВО. Во время операции Linebaker II ПВО Вьетнама должно было отражать, как дневные так и ночные атаки американской авиации. Утром на Вьетнам налетали штурмовики американских ВМФ, тогда как ночью в воздушное пространство страны входили тяжелые бомбардировщики Б-52 представлявшие серьезную опасность для скоплений вьетнамских войск. Поскольку пилоты МиГ-ов были недостаточно хорошо подготовлены для проведения ночных перехватов, основная тяжесть борьбы легла на плечи ракетных полков ПВО.


Радиолокационные станции.


В течение 4-5 секунд после запуска за SA-2 тянулся яркий огненный шлейф, исходящий от работающего ускорителя. Во время операции Linebacker II пилоты не всегда могли увидеть его из-за низкой облачности и туманов, окутывающих Ханой.

Советские радары появились во Вьетнаме в самом начале Вьетнамской войны. После того, как активность американской авиации увеличилась, советские специалисты усовершенствовали радарную сеть, которая охватила всю страну, часть Лаоса и южного Вьетнама. Радарные станции были эффективно расставлены по местности. Часть РЛС работала на склонах гор, тогда как другие стояли в низинах. Все РЛС были связаны со штабом северо-вьетнамского ПВО. К моменту начала операции Rolling Thunder система работала на полную катушку и могла довольно эффективно противостоять налетам американских штурмовиков и бомбардировщиков.

Вьетнамцы знали о том, что их система ПВО успешно обнаруживает самолеты, идущие со стороны Тайланда (вместе с огромными воздушными танкерами), а также приближающиеся Б-52. Истребители и штурмовики ВМФ США вьетнамские радары обнаруживали с трудом, поскольку цели этих налетов располагались не далеко от авианосца, что сокращало время подлета.

К моменту завершения операции Rolling Thunder большая часть вьетнамского ПВО вышла из строя. Однако, к апрелю 1972 года система защиты была обновлена и заработала с еще большей эффективностью. К октябрю 1972 года система работала круглосуточно. Несмотря на противодействие машин РЭБ вьетнамцы легко обнаруживали волны вражеских самолетов, их вектор движения и высоту полета, после чего отслеживали их до момента запуска ракет.

Управление и контроль

Главный штаб управления вьетнамским ПВО находился в пещере возле Ханоя. Его специалисты видели целостную картину воздушного сражения. Региональные штабы ПВО занимались идентификацией и отслеживанием отдельных целей. Полки ПВО, в распоряжении которых были SA-2, находились под управлением РЛС среднего радиуса действий П-14 (Лена - мобильная двухкоординатная радиолокационная станция метрового диапазона волн) и П-12 (Енисей - мобильная двухкоординатная радиолокационная станция метрового диапазона волн, работающая на дальности 200 км). Кроме того, на вооружении Вьетнамцев находился радар дальнего действия известный как Flat Face (П-15 мобильная двухкоординатная радиолокационная станция дециметрового диапазона волн) и система Side Net (ПРВ-11) определяющая высоту цели.


РЛС П-15 на шасси ЗиЛ - 157.

Когда в штаб приходила информация об обнаруженном рейде, штаб присваивал рейду порядковый номер, после чего получал всю возможную информацию о цели, как то: вектор, высоту и скорость полета, а также формацию и возможную цель удара. Данные сведения поступали батальонным операторам ПВО, которые начинали отслеживать противника при помощи РЛС сопровождения и наведения РСН-75В.

Данная система состояла из четырех машин или прицепов (приемопередающей машины, машины управления, энергоблока и аппаратной кабиной). Во время стрельбы приемопередающую машину с радарной антенной ставили в стороне от позиции, поскольку американские ракеты “Шрайк” наводились как раз на нее. Машина управления представляла собой колесную “каморку”, набитую электроникой. В ней располагалась команда управления, состоящая из 7 человек: командира батальона, офицера управления огнем, трех офицеров наведения, навигатора и офицера-ракетчика. Энергоблок обеспечивал энергией работу приемников и передатчиков системы ПВО, тогда как аппаратная кабина обладала передающим оборудованием и обеспечивала функционирование систем слежения за целью. Все машины батальоны были связаны сетью информационных кабелей.

Для успешного ведения военных действий в состав ракетного полка входил специальный технический батальон, обеспечивающий бесперебойную работу радарной системы. Несмотря на то, что вся ракетная система (включая SA-2) была транспортируемой, для запуска ракет требовалась стационарная площадка, отдельные элементы которой можно было связать при помощи кабельной системы.


П-12 и П-15. Оба на шасси ЗиЛ-157.

Ракеты класса земля-воздух


Американские пилоты назвали ракеты комплекса СА-72 "Телеграфными столбами".

Советский союз начал поставку систем ПВО в октябре 1964 года, то есть после первых американских налетов. К системам ПВО относились истребители МиГ, зенитные пушки, радиолокационные станции, а также комплексы СА-75 “Двина” (SA-2F по классификации NATO) с радаром Fan Song. В 1965 Северный вьетнам получил 16 подобных комплексов и один специальный учебный комплекс. В 1966 году Вьетнам получил 18 боевых и одну тренировочную систему, в 1967 СССР поставил 42 боевых и 2 учебных комплекса, тогда как в 1968 году на вооружении Вьетнама появились еще 4 боевые системы.

По завершении операции Rolling Thunder на вооружении Вьетнама были поставлены лишь две системы СА-75. Однако, после начала новой серии бомбардировок, в 1972 году СССР отравил вьетнамцам еще 12 ракетных комплексов (установки доставлялись железнодорожным транспортом через враждебный Китай, что приводило к многочисленным задержкам).

Первое подразделение ПВО, известное, как 236 ракетный полк, начало боевую деятельность в 1965 году и состояло из элитных бойцов - студентов технических ВУЗов, работающих под контролем советских военных специалистов. В конце июля 1965 года 236 полк сбил первый американский самолет. Американцы начали наносить удары возмездия и к концу 1965 года полк был практически полностью уничтожен. Подобное положение дел серьезно деморализовало молодых военных специалистов- вьетнамцев, которые не были готовы к столь серьезному повороту событий.

Главный штаб управления вьетнамским ПВО вынес из боев несколько важных уроков. В частности, офицеры стали обращать внимание не только на технические умения своих подчиненных, но и на их моральную стойкость. Молодые вьетнамцы должны были понять, что техническое превосходство американцев не абсолютно и их можно сбивать в любое время дня и ночи при любых погодных условиях. Успех американцев, связывался с провалами на земле, в ходе боевой подготовки.

Каждый батальон ПВО Северного Вьетнама мог отслеживать пуск 3 ракет в один момент времени. Радары Fan Song, входящие в комплекс СА-75, использовали две антенны, работающие на разных частотах. Одна антенна определяла высоту цели, тогда как вторая ее азимут. Данные с Fang Song обрабатывались вместе с данными П-12, что обеспечивало идентификацию точной позиции цели, ее вектора движения. С помощью этих данных офицеры ПВО определяли точку перехвата противника. Комплекс СА-75 мог отслеживать до 6 целей, запуски ракет осуществлялись с 6 секундным интервалом. Дальность действия комплекса составляла 60 миль.


Летящую SA-2 можно было увидеть невооруженным взглядом.

После запуска ракеты, радар отслеживал положение снаряда (транспондер включался через 6 секунд после пуска) и цели. Подобное отслеживание было нужно потому, что связь ракеты и РЛС поддерживалась через информационный конус шириной 7.5х1.5 градусов. Если ракеты выходила из зоны слежения радиолокатора, она становилась неуправляемой. Американцы знали про эту особенность советской ПВО и использовали для ее нейтрализации специальное устройство РЭБ в подвесном контейнере, которое глушило ракетный транспондер, тем самым срывая режим обратной связи.

Если связь между РЛС и ракетой не прерывалась, вычислительная машина ПВО обрабатывала расстояние до цели и генерировала ракете команды, корректирующие боевой курс. Стоит отметить, что подобный “автоматический” режим крайне редко срабатывал в настоящих сражения с американцами, поскольку звездно-полосатые использовали три основных режима “глушения”, противостоящих данному трюку. Активное глушение дальнего радиуса действия обеспечивалось при помощи самолетов EB-66 и морских EA-6. Активное глушение ближнего радиуса действия требовало применения контейнеров РЭБ, подвешенных на машины, входящие в состав ударных формаций. Наконец, американцы использовали пассивное глушение, которое осуществлялось с помощью массивного сброса дипольных отражателей.

Для борьбы с вражескими системами РЭБ вьетнамцы использовали “пассивное отслеживание” направленное на поиск источника помех, видимых на экране РЛС. Когда дальность до источника помех была определена, например с помощью триангуляции (простейшее действие, ибо все батареи ПВО были связаны друг с другом), в место предполагаемого нахождения источника выпускалась ракета. РЛС работала до момента точечного удара по цели.


A-4 ВМФ США успешно поразил цель на территории Северного Вьетнама.

Эксперты ПВО могли осуществить пуск таким образом, что ракета могла достать противника не используя систему обратной связи до последнего момента полета (некоторые выстрелы были настолько точными, что система отслеживания вообще не включалась). Естественно, подобный способ борьбы с американскими самолетами не гарантировал 100% успех. Однако, он позволял уничтожать вражеские системы РЭБ и сбивать самолеты, не опасаясь получить в ответ запуск “шрайка”.

Иногда операторы советских РЛС использовали пассивное наведение ракет на цель. В этом случае SA-2 наводилась прямо на источник помех при помощи радара слежения (так называемое трехточечное наведение, во время которого ракета, РЛС и цель находились на одной линии). Расстояние до цели при этом рассчитывалось по таблицам, тогда как высота ее полета была известна, ибо американцы не меняли ее в течение нескольких лет. Во время подобных атак радар, занимающийся отслеживанием цели отключался сразу после выстрела, тогда как летящая ракета управлялась в ручном режиме. Подобный метод стрельбы требовал от ракетчиков высокого уровня подготовки и некоторого везения, ибо команды в ракету поступали с некоторой задержкой.


Ракетный батальон ПВО было сложно замаскировать от идентификации воздушными разведчиками. В некоторых случаях от обнаружения спасал камуфляж, но разведчики могли обнаружить комплекс по работе его радарной станции.

Во время сражения каждый батальон ПВО оперировал 6 ракетами, которые были установлены на пусковые установки СМ-63-1. Еще шесть ракет находились в центре пусковой площадки и могли быть быстро установлены на направляющие при помощи специализированного погрузчика (перезарядка занимала 20 минут). В начале войны ракетные установки находились на расстоянии 200-330 футов друг от друга и были размещены на углах воображаемого шестигранника. Однако, эта уникальная “цветочная” формация легко идентифицировалась с воздушного разведчика, вследствие чего вьетнамцы стали использовать уникальные паттерны для расстановки ракет.

Во время сражений с американцами русские специалисты, внедрили новую технику сканирования, в которой "не-сканирующий" луч использовался для подсветки цели, а отраженный сигнал принимался сканирующей антенной, не излучающей энергии. Эта остроумная методика, названная "Лепесток только на прием" (LORO), оказалась очень эффективной и использовалась до самого конца военного конфликта.

Северо-вьетнамские ПВО шники имели и собственное ноу-хау - очень простую, но эффективную электронную "ловушку" для бомбардировщиков В-52. Зная маршрут их полета, северо-вьетнамцы расположили вдоль него простые передатчики для имитации присутствия РЛС Fan Song. Они включались при подлете американских самолетов, вынуждая их запускать анти-радиолокационные ракеты. Этот обман работал прекрасно, и часто, американцы расходовали против ложных целей весь свой запас ракет, что делало их уязвимыми над целью и на обратном маршруте от атак комплекса С-75.

Сама ракета - СА-2, известная в среде американских пилотов, как “телеграфный столб”, представляла собой снаряд длиной 35 футов, оборудованный маленькими но весьма эффективными управляющими поверхностями. После запуска у СА-2 включался ускоритель, который работал от 5 до 6 секунд. В этот момент ракета могла быть обнаружена визуально, как яркое пятно, появившееся на фоне земли или ночного неба. Факел запуска угасал, ракета сбрасывала ускоритель, после чего включался основной двигатель, который работал в течение следующих 22 секунд, разгоняя снаряд до скорости 3 маха.

Ракета несла 430 фунтов взрывчатки, которая обеспечивала радиус поражения, равный 213 футам (на низких высотах) и 820 футам на больших высотах. Сама ракета была неточной. Ее ошибка наведения представляла круг диаметром 246 футов. Таким образом, чем выше летела цель, тем более эффективной была работа ракеты и тем меньше усилий должны были приложить ракетчики, чтобы вогнать противника в землю.


Радиус подрыва SA-2 компенсировал неточность ракеты.

Ракеты комплекса СА-75 доставлялись на место запуска в длинных цилиндрических контейнерах - “сигарах”. В случае необходимости ракеты собирались на месте бойцами технического батальона, которые проверяли их электронные системы, блоки наведения на цель и несущие плоскости. Техники батальона также производили заправку ракеты. Стоит отметить, что вне “сигар” ракеты могли находиться лишь ограниченное время (40 дней в условиях вьетнамского климата).

После завершения операции Rolling Thunder СССР перестала поставлять ракеты. Так что до начала операции Linebaker I вьетнамские специалисты трудились над восстановлением старых ракет, которые предварительно были доставлены на склады хранения. Приведение ракеты в хранимое состояние было сложным процессом. Сначала с ракеты сливалось топливо, топливные баки проходили процедуру очистки, их сушили и проверяли целостность при помощи тестов давления. После этого с ракеты снимались все плоскости, которые очищались и отдавались на отдельное хранение. К моменту начала операции Linebaker многие зенитные ракеты находились на складах более 4 лет (при этом часть ракет погибла в 1971 году во время наводнения Красной реки).


"Сигары".

Зенитные орудия



Кроме ракет, СССР поставила вьетнамцам некоторое количество управляемых по радару СОН-9/СОН-9А зенитных орудий (100 мм КС-19, 85мм КС-12 и 57мм С-60). 100 мм пушки могли вести огонь со скорость 15 выстрелов в минуту против целей, находящихся на высоте 39,000 футов. 85 мм пушки могли выполнять 15-20 выстрелов в минуту против целей, идущих на высотах до 27,500 метров. К сожалению эти медленные орудия были практически бесполезны против быстрых американских истребителей. Б-52 они не могли достать по причине недостаточной высоты обстрела. В условиях Вьетнама пригодились 57мм пушки, который могли выдавать 70 выстрелов в минуту. Эти орудия были весьма полезны против вертолетов и американских штурмовиков, если их система наведения не была блокирована комплексами РЭБ.


Зенитные орудия были эффективны против американских вертолетов и поршневых штурмовиков.

МиГ-и

В феврале 1964 года СССР передал вьетнаму истребители МиГ-17 на основе которых был сформирован 921 истребительный полк Сао Дао, авиабаза Фук Йен (Ной Бай), около Ханоя. Начиная с апреля 1965 года полк участвовал в воздушных боях и в конце того же года получил на вооружение модерновые истребители МиГ-21 (17-ые были переведены в 923 истребительный полк).

Во время операции Rolling Thunder МиГ-и были менее эффективны, чем зенитные ракеты, поскольку за их штурвалами сидели северо-корейские пилоты, пытавшиеся применять против американцев “партизанскую” тактику. В конце 60-ых, когда американцы начали глушить радары, пилоты МиГ-ов поднабрали опыта и начала агрессивно атаковать американские ВВС.


МиГ-17Ф из состава 923 полка, 14 июня 1968.

В перерыве между Rolling Thunder и Linebacker, в марте 1967 года, северо-вьетнамцы сформировали 371-ую авиационную дивизию, в состав которой вошли 921 и 923 полк. В 1965 году был сформирован 925 истребительный полк, который летал на китайских репликах МиГ-19, известных под обозначением Shenyang J-6. Наконец, в феврале 1972 вьетнамцы сформировали четвертый и последний 927 истребительный полк, на вооружение которого встали МиГ-21ПФ.

Начиная с 1969 года истребители МиГ приступили к перехвату бомбардировщиков Б-52. Первые две серьезные попытки перехвата были предприняты в конце 1971 года (к этому моменту пилоты получили опыт ночных полетов, а также обучились тактике перехвата зенитных частей) в районе демилитаризованной зоны (DMZ). Оба перехвата оказались неудачными, сбить американцев не удалось.

Во время событий Linebacker I, МиГ-и вновь устремились в бой, но эффективность МиГ-17 и МиГ-19 оказалась низкой (машины понесли тяжелые потери), тогда как МиГ-21 из состава 921 и 927 полка продемонстрировали свои лучшие стороны. Низкая эффективность вьетнамских перехватчиков была связана с недостаточным количеством ВПП, которые могли принимать самолеты после наступления темноты. Фактически, для этих целей можно было использовать лишь ВПП в Ной Бай.

Shenyang J-6 из состава 925 истребительного полка.

Еще одной проблемой, связанной с ночным перехватом, стала неготовность МиГ-21ПФ в выполнению подобных задач. Бортовая РЛС РП-21 устанавливалась в конусе в носовой части машины. Этот конус был небольшим, а значит, в него могла поместиться лишь небольшая радиолокационная станция, имеющая весьма ограниченный радиус действия. Вдобавок к этому МиГ-21 нес всего лишь две ракеты Р-3С (советский аналог Sidewinder с инфракрасной головкой самонаведения), которые совсем не подходили для ведения сложных ночных боев.

В бой с МиГ-ами американцы бросали многочисленные F-4, на вооружении которых находилась куда более совершенная AIM-7, оборудованная полуактивной радиолокационной головкой самонаведения. В довершении всего Вьетнамская ПВО не могла со 100% вероятностью идентифицировать находящийся в небе МиГ, вследствие чего вьетнамские летчики могли попасть под удар собственных “телеграфных столбов”.

Совокупность всех вышеозначенных проблем привела к тому, что вьетнамское командование отозвало все МиГ-21 с передовой после первой ночи бомбежек и переквалифицировало их против тактической авиации противника, совершающей налеты в дневное время. По истечении третьей ночи операции, вьетнамское ПВО стало испытывать нехватку зенитных ракет, МиГ-и вновь стали совершать боевые вылеты и по данным вьетнамской стороны сбили два Б-52, при этом один был уничтожен таранным ударом (американцы эти потери не признают).


МиГ-21МФ будущего космонавта и героя Советского Союза Фам Туана.

Взлетно-посадочные полосы ВВС Северного-вьетнама

База ВВС Фук Йен (Ной Бай) - Располагалась в 19 милях к северу от Ханоя. Позволяла осуществлять вылеты в ночное время.
База ВВС Йен Бай - Военная ВПП, расположенная к северо-северо-западу от Йен Бай.
Аэропорт Гия Лам - Располагался в округе Лонг Биен, на восточном берегу Красной реки.
База ВВС Кеп - Располагалась возле города Кеп, провинция Бак Гианг, в 37 милях к северо-востоку от Ханоя.
База ВВС Хок Лак - Располагалась в 15 милях к западу от Ханоя.

Противодействие американским системам РЭБ.

Серьезной проблемой для вьетнамского ПВО оставались ракеты AGM-45 Shrike, с пассивной головкой самонаведения, настроенной на обнаружение частот работы радара сопровождения цели ЗРК С-75. Советские специалисты знали, что ракета обладает рядом серьезных недостатков. Во-первых, она обладала ограниченным радиусом действия (всего 16 километров у первых версий). Во-вторых, наведение ракеты требовало точного позиционирования самолета относительно РЛС (отклонение головки наведения от цели не могло превышать +/-3 градуса). Во время атаки самолет должен был находиться в 30 градусном пикировании. Наконец, Shrike был медленнее SA-2, а значит, вьетнамцы могли сбить “охотника за радарами” прежде, чем тот успевал запустить ракету.


Северо-вьетнамцы были знакомы с тактическими приемами, которые американские пилоты использовали во время запуска ракет Shrike.

К моменту начала Linebacker II, вьетнамцы уже не боялись Shrike и не паниковали в момент выстрела, который можно было довольно точно засечь. Проверка проводилась довольно просто. Операторы РЛС подсчитывали приближающийся тактический самолет “лучом” РЛС. Если цель поворачивала на радар и запускала ракету, становилось понятно, что к радару направляется AGM-45. В этот момент радар отключался или работу начинал второй радар. Шрайк следовал за новой целью, а потом полностью терял ее, становясь бесполезным.

Более совершенная ракета AGM-78 могла быть выпущена в 90 км от цели. При этом самолет не должен был осуществлять пикирования. Однако и она ничего не могла поделать с проблемой отключающегося радара.

Для того, чтобы обезопасить себя от ракетных ударов, во время налетов Б-52 вьетнамцы широко использовали попеременное включение радиолокационных станций, а также передачу данных о цели по радио или телефону. Батальоны SA-2 вступали в бой, когда бомбардировщики проходили, буквально над их головами. РЛС включалась, быстро наводилась на цель, батарея осуществляла запуск SA-2, после чего РЛС отключалась вновь. Вся эта процедура занимала столь мало времени, что американцы просто не успевали запустить Shrike.


Первая версия "Красной книжки".

Противодействие Б-52

С Б-52 вьетнамцы имели свои собственные счеты. Эти, наводящие хаос и панику машины, долгое время были неуязвимы для коммунистической ПВО. Летая на большой высоте, они, как правило, не заглядывали на территории, защищенные советскими зенитными ракетами. Уничтожение Б-52 стало приоритетной задачей на новом этапе воздушной войны. Для достижения поставленной цели северовьетнамцы задумали подтянуть батареи SA-2 как можно ближе к границам Южного Вьетнама.

К северу от DMZ (военный округ 4) был сформирован новый 238 ракетный полк ПВО, который прибыл в Вин Линь в мае 1967 года и сразу же попал под раздачу. Потери в людях и технике были столь велики, что вместо двух батальонов ПВО к лету 1967 года действовал лишь один 84 батальон (и тот сводный). 29 октября 1967 года 84-ый батальон выпустил 2 SA-2 против трех Б-52, сбрасывающих бомбы на цели, расположенные внутри DMZ. Бойцы батальона заявили об уничтожении одного Б-52, тогда как американцы опровергли данную информацию.

11 января 1968 против формации из 6 Б-52 было выпущено 4 ракеты. Американцы потери не имели, но одна из ячеек была вынуждена отказаться от бомбометания и осуществила налет на резервную цель. За процессом перехвата бомбардировщиков наблюдал заместитель командира вьетнамского ПВО Хон Ван Кхан, который на основании своих наблюдений написал 29 страничный документ “Итоги сражения с Б-52 под Вин Линем” (брошюра была опубликована в 1969 году), которая стала базисом для оборонительного плана по защите Ханоя-Хайфона в 1972 году.


Итоговый вариант "Красной книги", редакция 1972 года. Приведенная в ней информация была с пользой применена во время операции LInebacker II.

Linebacker I

Северо-вьетнамское вторжение в Южный вьетнам в марте 1972 года, заставило американцев провести операции Freedom Train и Linebacker I. Наибольшей проблемой для вьетнамцев во время этих операций стали рейды Б-52 на территорию ДРВ.

10 апреля 1972 Б-52 атаковали ВПП в Вине, 13 апреля в Бай Туонге. При этом американцы использовали новую тактику с “коридорами безопасности” из дипольных отражателей. В воскресенье 16 апреля 17 Б-52 провели рейд на Ханой и Хайфон. 21 и 23 апреля 39 Б-52 сбросили бомбы на Тан Хоа.

Северо-вьетнамская ПВО предпринимала отчаянные усилия, стремясь снизить эффективность американских бомбежек. Для решения этой проблемы была создана элитная группа H61, которая подняла материалы по операциям 1967 года и приказала бойцам ПВО тщательно описывать боевые формации бомбардировщиков и делать фотографии радарных дисплеев для будущего анализа. В сентябре 1972 года штаб ПВО северного-вьетнама завершил создание плана по защите Ханоя от налетов Б-52. 31 октября 1972 года офицеры Северного Вьетнама провели недельную конференцию, посвященную проблемам перехвата тяжелых бомбардировщиков, на которую были приглашены офицеры ПВО, операторы радарных станций, а также специалисты-ракетчики, имеющие опыт боевых действий.


Первая страница тезисов "Октябрьской конференции".

Представитель генерального штаба в области ПВО Ву Хуан Винь скомпилировал отчеты о системах РЭБ Б-52, собранных многочисленными вьетнамскими и советскими экспертами. На основании этих данных командир Тренировочной Дивизии Ракетных Операций Нгуен Синь Хай написал пособие “Принципы сражения с Б-52”, которая стала известна среди вьетнамских ракетчиков, как “Красная книга” (обложка пособия была красной).

К этому моменту времени задача противодействия Б-52 немного упростилась, ибо американцы стандартизировали типы джаммеров и приписали использовать отдельные виды помех против отдельных видов радаров. Стандартизация привела к тому, что офицеры Вьетнамской ПВО получили полное представление о всех паттернах подавления вражеских электронных систем, используемых во время рейдов Б-52.

По завершении конференции по полкам ПВО отправились военные специалисты, снабженные Красными книжками. Они должны были поделиться своими знаниями с линейными командирами защитных систем.


Описание стандартных паттернов полета и формаций Б-52 (из тезисов "Октябрьской конференции"). Офицеров, развозивших тезисы по военным частям называли "странствующими артистами".

Красная книга стала полезной после того, как в октябре 1972 года американские ВВС начали бомбежку целей внутри Военного Округа 4.

В начале октября 361 Дивизия ПВО в составе 261 и 257 полка ПВО отвечала за защиту Ханоя, тогда как 274 полк ПВО был выведен из Военного округа 4. К сожалению, занимаясь военной логистикой, вьетнамские ракетчики совершили серьезную ошибку. 15 декабря 1972 года они перебросили 261 полк из окрестностей Ханоя в Военный округ 4, дабы противодействовать Б-52 на подлете к столице. 267 полк, должный сменить 261 на боевом посту, было решено оставить внутри 4 округа. Таким образом, защита Ханоя к моменту начала Linebacker II была серьезно ослаблена по сравнению даже с 1967 годом.

Продолжение следует…

21.10.18
(с) Илья Садчиков, в статье использованы изображения из Osprey - Air Campaign 6.
Tags: airplanes, atomic age, cold war, history, redalert, вьетконг, вьетнам
Subscribe

Posts from This Journal “cold war” Tag

  • ICBM (PC)

    К концу второго часа Тотальной ядерной войны Европа и Северная Америка были полностью уничтожены. Если от Европы осталось атомное пепелище,…

  • SOLDIERS OF FORTUNE 2: DOUBLE HELIX (PC)

    Так уж получилось, что Soldiers of Fortune стала одной из знаковых игр Raven Software. В рамках одного приключения авторам удалось собрать…

  • COMMAND AND CONQUER 4: TIBERIUM TWILIGHT (PC)

    В 2062 году наступила очередная фаза мрачного будущего. Кейн, выживший в последней войне, заключил стратегический союз с GDI и получил ресурсы,…

  • WHITEOUT (2009)

    Антарктика, 1957 год. На борту советского транспортника АН-12 происходит загадочная перестрелка. Зная о ценном грузе, находящемся в одном из…

  • COMMAND & CONQUER 3: TIBERIUM WARS (2007)

    Сиквел Tiberium Sun, известный под названием Tiberium Twilight (позже Incursion) начали ждать в начале 00-ых. Было известно, что ранние версии…

  • ARCHANGEL (2018)

    2016 год США и страны НАТО лежат в руинах. Планета уничтожена тотальной ядерной бомбардировкой, которую инициировала система автоматического…

  • THE LOST STRAIT (2018) / Tangeh-ye Abughorayb / تنگه ابوقریب

    1988 год. Ирано-иракская война зашла в тупик, но финал побоища был уже не за горами. 13 марта Саддам Хусейн бросил на передовую тысячи солдат и…

  • COMMAND & CONQUER: TIBERIAN SUN (1999)

    К концу 90-ых серия Command & Conquer стала одним из нескольких лидеров RTS жанра. Миллионы игроков ждали продолжения Tiberian Dawn,…

  • COMMAND & CONQUER: RED ALERT (1996)

    Завершая работу над Command & Conquer парни из Westwood задумались над своим следующим шагом в рамках RTS вселенной. Command & Conquer 2…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments