?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



На протяжении 1985-1986 года хорошо вооруженные подразделения МПЛА начали теснить бойцов УНИТА по всей линии долгоиграющего конфликта. Савимби перестал контролировать ситуацию и его рейды против врага оставались безрезультатными. В 1986 году несколько бригад МПЛА вторглись на территорию южной Анголы, что поставило под удар деятельность УНИТА в этом регионе. По сравнению с МПЛА (получающую прямую поддержку из Кубы), враждебная ЮАР СВАПО теперь не казалась южноафриканцам действительно серьезным врагом, вследствие чего основное острие удара навелось на марксистов. В ключевой момент, П.В Бота и ястребы из Национальной Партии решили напрямую вмешаться в Ангольскую гражданскую войну для того, чтобы спасти Савимби и усилить его позиции в истекающем кровью регионе.

Бота (P.W.Bota) бывший премьер-министром и президентом ЮАР в середине 80-ых годов XX века, был упрямым антикоммунистом, жестко отстаивающим интересы белой общины страны. Заняв пост министра обороны, Бота увеличил финансирование армии ЮАР на 20%, а также курировал программу создания южно-африканской ядерной бомбы (ЮАР построила 6 зарядов, испытания которых должны были быть проведены в безлюдных регионах Калахири).

Во время начальной фазы ангольского конфликта Бота настаивал на вмешательстве ЮАР в гражданскую войну, но ему не дали действовать, решив, что противостояние начнет развивать по затухающему пути. В начале 80-ых Бота стал оказывать военную и финансовую поддержку УНИТА, а также действующей в Мозамбике партизанской организации РЕНАМО (в 1984-ом году помощь была свернута). При этом Бота не смог найти общего языка ни с Тетчер, ни с Рональдом Рейганом, которые считали его заплутавшим фанатиком апартеида (то есть из-под эмбарго вывести страну он не смог). Встав у рычагов власти, Бота немедленно интенсифицировал кампанию в Анголе, после чего конфликт мутировал, превратившись из повстанческого противостояния в полноценную локальную войну.

На острие нового удара против МПЛА должен был встать 32-ой батальон, бойцы которого имели десятилетний опыт боевых действий против многочисленных подразделений противника. На вооружении подразделения состояла, как проверенная временем техника: Ратели и Буффели, так и новые разработки - артиллерийские системы G-5 и G-6, РСЗО «Валькирия» (известные также, как Ворстерские органы), основные боевые танки «Олифант» и противотанковые машины Ratel ZT-3.


M-71 на позиции.

РАННИЕ АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ СИСТЕМЫ ЮАР

Армия ЮАР начала трансграничную войну с устаревшими орудиями G-1 (88 мм орудие) и G-2 (140 мм орудие) времен Второй мировой войны. Во время операции «Саванна» эти орудия продемонстрировали тотальное отставание от артиллерийских систем противника. Частенько, во время артиллерийских дуэлей, старенькие G не были способны дотянуться до позиций врага, тогда как советские орудия с невообразимой легкостью накрывали позиции ЮАР-ских военных.

Закупить оружие у стран запада ЮАР не могла, так как 4 ноября 1977 года резолюцией 418 ООН ввело международное эмбарго на поставку в Южно-Африканскую республику различных оружейных систем. Оценив масштаб проблемы, руководители ЮАР создали национальную корпорацию Армскор, целью которой стала разработка перспективных систем вооружения.

Первым детищем Армскор стала система G-3 (адаптированная канадская М2), которая так и не поступила на вооружение армии, поскольку не удовлетворяла базовым требованиям военных. Чтобы наносить хоть какой-то урон противнику, армия Южно-Африканской республики закупила некоторое количество буксируемых 155мм пушек израильского производства (известные в Израиле как M-71, эти орудия получили в ЮАР индекс G-4). Это орудие могло отправить снаряд на расстоянии 23,5 километра. Для его обслуживания требовалось 8 человек. К сожалению для САДФ G-4 практически не участвовали в войне, поскольку оставались на южно-африканской стороне границы и стреляли по обнаруженному противнику лишь в тех случаях, когда рейд врага был раскрыт южно-африканскими патрульными.

После появления G-4 на передовой, ситуация на фронте изменилась кардинальным образом. Отныне артиллерийские батареи противника всегда находились в радиусе действия южно-африканских орудий.  Для полного успеха осталось сделать последний шаг – построить систему, способную наносить удар за пределами эффективного радиуса ангольских пушек.


Забытый гений - Джеральд Бюлль.

ДЖЕРАЛЬД БЮЛЛЬ

Джеральд Бюлль – известный канадский инженер, специалист по сверхтяжелым дальнобойным системам. Учился в университете Куинс и Институте Аэродинамики в Торонто. Первые научные работы Бюлля были посвящены изучению аэродинамика артиллерийских снарядов на больших скоростях, позже Дж.Б. проводил теоретические изыскания в области создания орудия, способного вывести спутник на орбиту земли. В 70-ых испытывал высотные снаряды, а также занимался усовершенствованием гаубицы M-109, на основе которой была построена дальнобойная система GC-45, способная, при некоторой потери точности, доставлять снаряды на расстояние в 38 километров.

После того, как правительство Канады остановило научные и военные эксперименты Бюлля (необходимые для создания орбитальной пушки). Дж. Б. попытался найти финансирование из альтернативных источников. Для решения этой проблемы он умудрился перехватить технологию донного газогенератора для 12 см артиллерийской системы шведского образца. После продажи технологии ЮАР, Булль попал под действие закона о запрете поставки военных технологий в Южную Африку и провел 6 месяцев в Федеральном Исправительном Учреждении в Алленвуде.

После отбытия наказания и выплаты штрафа (правительству Канады) Бюлль перебрался в Европу, где работала на китайских (результаты работы до сих пор неизвестны, но есть вероятность, что гигантские пушки китайцев построены Дж.Б.) и иракских заказчиков, заинтересованных в создании сверхдальнобойных артиллерийских систем. Бюлль умудрился убедить Саддама в том, что Ираку нужна собственная космическая программа, основанная на эксплуатации гигантской артиллерийской системы, известной под кодовым названием «Большой Вавилон».


Сохранившиеся части "Вавилона" разошлись по музеям.

Саддам согласился с доводами исследователя и обещал выдать средства на создание мега-пушки в том случае, если Бюлль поможет довести до ума ракеты «Скад», находившиеся на вооружение иракской армии. К моменту начала Ираского кризиса 1991 года, исследователь довольно далеко продвинулся в разработках связанных с усовершенствованием аэродинамических характеристик боеголовок, тогда как Саддам приступил к изготовлению первых блоков космической артиллерийской системы (проект «Малый Вавилон»).

20 марта 1990 года Джеральд Бюлль был убит у дверей своей квартиры при невыясненных обстоятельствах (есть альтернативная версия убийства, согласно которой Бюлль открыл дверь знакомым, которые привели с собой убийц, выпустивших в голову инженеру 5 пуль). Весьма вероятно, что убийцами стали боевики израильской разведки, решившие одним ударом покончить с прототипом инновационного Иракского оружия. Проект «Малый Вавилон» был свернут после того, как части артиллерийской системы, путешествующие под видом нефтяных труб, были обнаружены на британской таможне. До недавнего времени один из сегментов «Вавилона» можно было увидеть в Артиллерийском Музее Лондонского Гринвича.


Бюлль погиб, но дело его живет. Мы можем лишь гадать, насколько далеко продвинулась орбитальная артиллерия Китая за эти 30 лет.



G5

Гаубица G5 стала одной из лучших артиллерийских систем своей эпохи. Разработка орудия под кодовым наименованием Sherbett III началась в 1976 году под руководством Джеральда Бюлля.

В качестве базиса для G5 использовалась канадская система GC-45 с измененным дульным тормозом, установленная на лафет от американской 155-мм пушки M1. С помощью встроенной силовой установки G-5 могла самостоятельно окапываться и передвигаться без помощи тягача со скоростью 15 км/ч  (орудие приводилось в движение дизелем мощностью 68 л.с.)

G-5 была оборудована автоматической системой питания боеприпасами, а также автофретированным нарезным стволом-моноблоком, в конце которого располагался однокамерный дульный тормоз. G-5 могла вести огонь как с закрытых позиций, так и прямой наводкой. G-5 могла легко и точно отправить стандартный 45кг. снаряд со скоростью 890м/с на расстояние в 30 километров. Максимальный темп стрельбы G-5 составлял 3 выстрела в минуту, хотя сами артиллеристы рекомендовали совершать 1 выстрел в 30 секунд.

Во время стрельбы артиллерийский расчет мог использовать следующие типы EFRB снарядов: осколочно-фугасные,  осколочно-фугасные с донным газогенератором, дымовые, осветительные и зажигательные. В отличие от НАТОвских и Советских снарядов EFRB имели специально спроектированную аэродинамически совершенную форму, а также донный газонератор - устройство предназначенное для заполнение воздушной полости, тянущейся за снарядом (такие снаряды имеют несколько меньшую точность попаданий в цель и уменьшенный вес, что компенсируется увеличенной на 30% дальностью выстрела). Боеголовка осколочного EFRB снаряда имела вес равный 8,7 кг, что в момент поражения цели давало 3200-4700 осколков (при этом детонация могла быть, как мгновенной, так и с задержкой, снаряд можно было настроить на подрыв в воздухе). При этом конструкторы системы имели в виду, что G-5 должна уметь постоять за себя и быть способна вести борьбу с ОБТ противника.


Внешний вид артиллерийской системы G-5.

G-5 имела довольно совершенную систему управления огнем AS-80, которая включала в себя датчик начальной скорости снаряда, портативный 16-ти разрядный компьютер, метеостанцию S700, а также аппаратуру связи.

Повысив дальность действия артиллерийских систем до 40 километров, G-5 могли наносить удары по вражеским позициям, до которых ранее могли дотянуться только тактические бомбардировщики. В случае успешной работы батареи и наводчика G-5 могли быстро уничтожить вражеский укрепленный лагерь или ползущую по дороге транспортную колонну (в этом случае рекомендовалось устанавливать снаряды в режим воздушного подрыва). Модифицированные снаряды G-5 с увеличенной полезной нагрузкой рекомендовалось применять против вражеских танков, которые во время попаданий теряли гусеницы, оптические приборы. В случае попадания такого снаряда в плохо защищенную верхнюю часть башни, повреждения танка могли быть настолько тяжелыми, что приводили к самоподрыву боеприпасов, находящихся внутри корпуса.

Штатным транспортером гаубицы был 10-ти тонный грузовик Samil 100 (6х6), который перевозил расчет, снаряды и взрыватели. Во время перевозки ствол орудия разворачивался на 180 градусов, и фиксировался над задней частью лафета.

Установки G-5 успешно сражались в битве при Куито Куанавале, даже не смотря на то, что ВВС ЮАР не могли обеспечить им уверенное прикрытие с воздуха. Всякий раз, когда орудия ЮАР-цев били по противнику, Ангольцам приходилось отступать, поскольку подавить вражескую артиллерию из своих орудий они не могли, а сидеть под дождем снарядов им не рекомендовали Советские советники (в такой ситуации спасти ангольцев могли только МиГ-23, которые, по словам южно-африканских военных отличались неточным бомбометанием).

Серьезным недостатком G-5 была ее низкая мобильность. Военные инженеры ЮАР, понимали, что следующая артиллерийская система должна быть мобильной, на колесном или гусеничном шасси. Данная концепция дала жизнь проекту G-6.


G-6 RHINO

Для того чтобы поставить G-5 на колесное шасси, военные инженеры ЮАР провели целую серию исследований в рамках проекта Zenul-а. Размышляя над характеристиками будущей артиллерийской системы, военные хотели не только высокой огневой мощи, но и повышенной мобильности. Новая САУ должна была участвовать в рейдовых операций через границу и должна была передвигаться не только по дорогам, но и по пересеченной местности. Кроме того, ее расчет должен был быть способен быстро эвакуировать машину с артиллерийской позиции в случае налета кубинских ВВС.

Техническое задание на разработку G-6 было получено компании LIV, работающей в рамках корпорации Армскор в 1979 году. Первый прототип был построен в 1981 году (на основе шасси Reumech), но разработку долго не отправляли в серийное производство, надеясь, что интенсивность пограничного конфликта со временем будет спадать. Надеждам политиков не суждено было сбыться. После прихода к власти Боты, инженерам был дан зеленый свет. К 1986 году было построено 4 прототипа САУ, тогда как серийный выпуск G-6 начался в 1988 году.

В рамках проекта «Rhino» (Носорог) орудие G-5 было установлено на шасси Land System OMC (колесная формула 6х6, прототипы имели колесную формулу 6х4). Одноместная кабина механика водителя располагалась в носовой части шасси, все три стекла кабины были закрыты бронестеклами. Вход в кабину располагался сверху, через люк. Для защиты от осколков использовались бронированные заслонки. В боевой ситуации управление G-6 осуществлялось при помощи перископа. В случае подрыва на мине пилот оставался в живых, поскольку взрывная волна частично поглощалась бронированным дном, а потом уходила вверх за спинку кресла и вбок. Клиновидную кабину водители частенько использовали для того, чтобы срезать колючий кустарник и мелкие деревья на пути передвижения штурмовых колонн.


Предсерийные G-6 во время испытаний в Окавонго.

Двигательное отделение, оснащенное дизельным двигателем мощностью 518 л.с. располагалось в центре корпуса. Таким образом в саванне транспортер легко развивал скорость в 85 километров час (на бездорожье скорость опускалась до 35 километров в час). Автоматическая трансмиссия, которой была оборудована G-6, располагала 7 передачами - 6 вперед и 1 назад (прототипы имели еще одну заднюю скорость). Повороты осуществлялись двумя передними колесами. В крыше и боковинах отсека размещались вентиляционные отверстия. Здесь же располагалась система пожаротушения. Объем топливных баков транспортера составлял 600 литров, а значит, по хорошей дороге САУ могла проехать без заправки до 700 километров. В реальных боевых условиях показатель дальности был намного скромнее и редко составлял больше 500 километров.

САУ была оборудована гидроусилителем руля, противопожарной системой, системой регулирования давления в шинах, и кондиционером. В качестве компьютеризированной систему управления огнем использовалась AS80, имеющая дневной и ночной прицел, электронный баллистический вычислитель, лазерный дальномер, а также программу прицеливания, способную скорректировать вектор стрельбы, учитывая атмосферные условия и температуру орудийного ствола. Система управления огнем могла передавать данные в вычислительную сеть батареи и обмениваться информацией с другими САУ.

Хвостовая часть машины была занята боевым отделением. В верхней части отделения размещалась бронированная башня с расчетом: командир сидел справа, наводчик слева, здесь же были два заряжающих (полный экипаж САУ состоял из 6 человек – механика-водителя, командира орудия, наводчика и трех заряжающих). Сварные листы толщиной 50 мм обеспечивали защиту от осколков и даже 20-мм артиллерийских снарядов.  Люки для входа и выхода располагались в крыше башни, которая была оборудована перископами кругового обзора. На поверхности башни располагалась система установки дымовой завесы.


G6 во время операции "Модулер"

Как уже говорилось выше, в качестве основного орудия G-6 использовала ствол 155-мм гаубицы G-5 с дульным тормозом и полуавтоматическим поршневым затвором. Досылатель снарядов и приводы наведения пушки работали от встроенного электрического двигателя, тогда как перезарядка системы осуществлялась руками. Загрузка боезапаса производилась через кормовой люк.

Во время занятия боевой позиции, шасси Land System OMC поднималось на четырех противооткатных опорах. Подвеска при этом блокировалась. Подготовка поднятой машине к стрельбе занимала 1 минуту (стрелять с движения было можно, но в мануалах не рекомендовалась так делать). Обнаружив цель расчет совершал 3-4 выстрела, после чего проветривал САУ из-за чрезвычайно высокой температуры. В распоряжении стрелков было 45 снарядов (полная перезарядка орудия занимала четверть часа). Таким образом, находясь в режиме перегрева, G-6 могла избавиться от всего боезапаса за 15 минут. В режиме скоростной стрельбы САУ могла совершить 3 выстрела за 25 секунд.


Батарея G-6 в бою.

Когда температура в башне достигала порогового значения система управления огнем подавала громкий сигнала о недопустимости дальнейшего огня, после чего кондиционер включался на полную мощь (на прототипах этой системы не было, когда расчет увлекался боем, его бойцы могли словить тепловой удар). Переход из боевого состояния в походное обычно составлял 30 секунд.

Для поражения вражеских целей G-6 использовала следующие типы снарядов: осколочные, дымовые, осветительные, бронебойные, подкалиберные и агитационные. Осколочные снаряды делались из стали A151, и давали более 9000 осколков. Осветительные инициировали вспышку в 1,000,000 свечей длительностью 120 секунд.


G-6, 155 мм САУ, БАТАРЕЯ J, 20 АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ ПОЛК,
ОПЕРАЦИЯ МОДУЛЕР, АНГОЛА, НОЯБРЬ 1987


Досерийные G-6, участвующие в операции «Модулер» не несли на себе никаких знаков различия, расчеты красили их коричнево-песочный цвет (иногда на борт наносили белые буквы серийного номера).  Для защиты артиллерийских позиций от налетов кубинских МиГ-ов использовали ЗСУ Ystervark с 20-мм зенитной пушкой GAI-CO1. Показанный на изображении Ystervark относится к 10 полку ПВО.

G-6, принимавшие участие в операции «Модулер» отправились на фронте в октябре 1987 года. Силовая установка одной из гаубиц вышла из строя, так что до передовой добрались только 3 предсерийных образца. Во время боевых действий Батарея J достигла крупного успеха, выдавив кубинские МиГ-и с ВПП Куито Куанавале (МиГ-и перебрались в Менонг).

Копировать эту статью и ее части без разрешения автора - строго запрещено.

19.11.17
(с) Илья Садчиков
На основе материалов Osprey - New Vanguard 243.

Уважаемые читатели цикла, большое спасибо тем, кто поддерживал и поддерживает нас небольшими суммами денег. Мы практически накопили на первую книгу! На очереди вторая (список был представлен в одной из первых глав цикла).


НЕ ЗАБУДЬТЕ ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ "АФРИКАНСКИЕ ВОЙНЫ" (всего 50 р.).

Через Yandex кошелек

Через банковскую карту

По телефону

Posts from This Journal by “сold war” Tag