?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Уважаемые господа, проект "Африканские войны" делается фанатами для фанатов. Поскольку тема плохо освещена в русской военно-исторической и технической литературе, мы активно пользуемся иностранными источниками. Мы были бы благодарны вам за поддержку, необходимую на приобретение новых книг и исторических материалов.
Наш кошелек Yandex деньги: 410014129052983


Перед тем, как продолжить рассказ о бронетехнике ЮАР в Пограничной войне, следует обратить внимание на то, как представители САДФ учитывали и озвучивали свои потери. Если почитать книги, отпечатанные в западных издательствах, то у читателя может сложиться мнение, что африканеры гоняли ангольских революционеров в хвост и гриву по всей необъятной саванне, уничтожая вражеские танки практически без потерь. Однако, эта точка зрения противоречит итогу Ангольской гражданской войны, в которой, по результатам противостояния, победила ФАПЛА, поддерживаемая Кубинцами и СССР, а УНИТА, преуспев политически, все же потерпела военное поражение.

Почему африканеры преуменьшали свои потери? Вероятно, это было связано с тем, что Ангольская гражданская война сильно напрягала гражданское население ЮАР. Если уничтожение трансграничных повстанцев можно было оправдать целями обеспечения безопасности страны, то участие во внешнем гражданском конфликте обелить было намного сложнее.

Правительство ЮАР не было заинтересовано в оглашении реальных потерь САДФ, ибо в самом начале конфликта политиканы говорили о минимизации потерь среди белого населения (броня крепка и танки наши быстры). Как результат, представители армии ЮАР признавали прямые потери лишь в том случае, если скрыть их было совершенно невозможно (уничтоженные танки, оказавшиеся на вражеской стороне, кубинцы с кусками сбитых самолетов в руках и так далее). Если гибель своих бойцов можно было замаскировать, а подбитую технику эвакуировать, то командование САДФ занижало потери или размазывало их по нескольким театрам военных действий. Так, например, во время решительных боев за Квито-Кванавале (февраль, 1988) САДФ потеряла полтора десятка танков «Олифант» (в том числе и в танковых боях). При этом военные ЮАР признали потерю всего нескольких таких машин, которые не удалось эвакуировать с поля боя. Остальные подбитые танки, в том числе находящиеся в невосстановимом состоянии (например, из-за детонации боеприпасов) в число боевых потерь вписаны не были, ибо кубинцы не успели их сфотографировать, или утащить в коммунистический тыл.

Таким образом, когда речь заходит о потерях южно-африканской бронетехники в Ангольской или Пограничной войне, официальные цифры африканеров можно спокойно увеличивать в два раза. Кстати говоря, кубинским источникам тоже особо верить не стоит. Солдаты Острова Свободы, как правило, завышали свои успехи в несколько раз, а значит правда, как всегда, находится где-то в середине между африканерскими и кубино-ангольскими оценками.

Далее в тексте материала, оценки потерь будут приводиться по западным источниками. Однако, в случае необходимости, в скобках я буду указывать оценки потерь противника с точки зрения кубинской, ангольской или советской стороны.


Ганс Дрейр - создатель подразделения Куфут.

ПОСЛЕ «САВАННЫ»

После завершения операции «Саванна» и оценки потерь (в том числе и репутационных), армия ЮАР решила свернуть свое непосредственное участие в Ангольской Гражданской войне. Однако, от поддержки УНИТА африканеры, конечно не отказались. Как следствие, основная тяжесть конфликта легла на приграничные территории, на которых развернулась полноценная минная война.

Обе стороны конфликта начали минировать дороги и саванну, располагающуюся по обе стороны границы. Если армия ЮАР закладывала мины против бойцов СВАПО, делающих челночные набеги с сопредельной территории, то бойцы СВАПО минировали территорию ЮАР, надеясь подорвать технику южно-африканской армии. Согласно приблизительным оценкам, за полтора десятилетия военных действий на минах было потеряно ~2500 транспортных средств различных видов и 632 человека (при 4500 раненых). Пытаясь минимизировать потери, армия ЮАР приступила к производству различных бронемашин и, в конечном итоге, пришла к созданию первой в мире MRAP (Mine Resistant Ambush Protected Car). Конечно, сами африканеры свое изобретение MRAP-ом не называли, за них это сделали американцы в начале 00-ых годов XXI века.

Однако, вернемся на границу с Намибией. Базовая стратегия СВАПО на ранних этапах конфликта заключалась в скрытной инфильтрации на вражескую территорию. Каждый перебравшийся через границу боец нес с собой 1-2 противотанковые мины и некоторое количество мин противопехотных, которые должны были быть заложены на дорогах или в потенциальных местах остановки противника.

В качестве ответной меры армия ЮАР начала прочесывать дороги и искать следы вражеского проникновения с помощью собственных следопытов. В случае обнаружения активности, на след вражеской группы выходили «охотники» из подразделения Romeo-Mike. Как правило, подразделения Romeo-Mike пользовались колесными транспортными средствами, но в некоторых случаях для операции подавления использовался вертолет Aluette III (при этом тактика бойцов впитала в себя многие тактики родезийских коммандос). Повстанцы знали о существовании поисковых групп и делали все возможное для того, чтобы вывести их на хорошо замаскированные минные поля, где обычные десантные машины не имели ни малейшего шанса на выживание.


Гиена - выглядит также уродливо, как и оригинальная зверюшка.

РОЖДЕНИЕ MRAP

На начало минной войны военные ЮАР отреагировали с опозданием, методами сохранившимся со времен Второй мировой. Бойцы начали «бронировать» свои Бедфорды и Унимоги мешками с песком и защитными экранами, который «размывали» энергию взрыва вдоль корпуса машины и тем самым, заметно уменьшали эффективность работы минного устройства.

Схожая методика защиты применялась на «Иландах», прикрывающих автомобильные конвои. Стоит отметить, что водители «Иландов» страшно не любили операции прикрытия, ибо в случае подрыва их шансы на спасение были ничтожны.

Это интересно. Бронемашины, созданные на основе 3 тонных грузовиков «Бедфорд» страдали от множества проблем (плохое противоминное бронирование, большая высота борта, отвратительная броня), но при этом могли пережить попадание из RPG-7. Для этого, по бокам машины крепили специальную стальную сетку, которая инициировала подрыв реактивной гранаты до попадания в борт.

Набравшись опыта в пограничных стычках и посмотрев на Родезийских товарищей, ведущих многолетнюю войну в Буше, африканеры начали серьезно модифицировать имеющуюся автомобильную технику. Для начала механики САДФ значительно улучшили грузовики Mercedes-Benz Unimog, укрепив их корпус стальными пластинами (программа Barber). Программа Boshvark пошла еще дальше: бронепластины разместили под V-образным углом, а в шины грузовиков стали заливать воду (что добавило к весу Унимога целую тонну). Если V образные плиты показали себя с самой лучшей стороны, то от водных шин постарались избавиться, ибо поверхность саванны быстро пробивала в них дыры, после чего грузовик терял управление.


"Вольф" - второй блин комом.

Помимо апгрейдов имеющихся машин, инженеры САДФ начали разработку новой техники. Двумя первыми противоминными машинами стали Hyena и Wolf. «Гиена» имела узкий корпус с V образными бортами. Во время активации мины результирующий эффект взрыва размазывался  вдоль борта, и не наносил урона содержимому кузова (то есть людям). Корпус «Гиены» был монолитным, без секций и переборок, крыши у машины не было, ее заменял примитивный тент. Покидать машину следовало через люк, расположенный в кормовом листе.

Что касается «Волка», то этот автомобиль был построен на базе грузовика Унимог. Помимо V образного корпуса, он имел специальный боковые листы, отводящий энергию взрыва в сторону. Подобно «Гиене» «Волк» не имел крыши и был собран в количестве 50 экземпляров. Судя по всему, машина использовалась в первой половине 70-ых годов, а позже ее заменили более совершенные образцы противоминной техники.

Следующей противоминной машиной стал Hippo, созданный армией в содружестве с Южно-Африканским Советом по Научным и Индустриальным исследованиям (CSIR). Непосредственной разработкой защиты занимался доктор Вернон Джойнт. «Гиппопотам» был основан на шасси грузовика «Бедфорд». Он имел V-образное днище, крышу, задние двери для высадки десанта и бронестекла. Отдельные образцы Hippo имели крепление под пулемет. Несмотря на значительный вес, «Гиппопотам» мог разгоняться в саванне до скорости в 90 км/ч. Если Hippo подрывался на мине, то экипаж выживал, но сама машина обычно получала такие повреждения, что ее восстановление оказывалось невозможным. Для нужд вооруженных сил африканеры собрали две сотни подобных машин.


Hippo в музее.


Hippo в реальном деле.

Очередной противоминной машиной ЮАР стал Buffel (Буйвол), который стал поступать на вооружение армейских частях в 1978 году. Фактически, этот автомобиль стал первой массовой машиной, используемой пограничными патрулями. В основе машины лежала заслуженная платформа Mercedes-Unimog, которую фабрики Претории модифицировали по технологии Boshvark таким образом, что она защищала десантников от мин, но при этом не влияла на маневренность автомобиля. В отличие от других бронемашин, кабины «Буйволов» были плохо защищены из-за расположения двигателя, который стоял справа, тогда, как водитель располагался слева. Для минимизации эффекта подрыва, «Буйволы» обладали V – образным корпусом и 100 литровой водяной цистерной, которая располагалась под днищем десантного отсека (под корпусом также располагался топливный бак). Шины автомобиля заливались водой (500 кг дополнительного веса на колесо). Всего за  время войны африканеры построили 2400 подобных машин в вариантах MkI и MkII. Кроме того, на базе Buffel были созданы автомобили Bulldog (машина на основе грузовика SAMIL20, с помощью которой африканеры патрулировали аэродромы), Log Buffel (транспортный вариант), Moffel (грузовик с открытым корпусом) и Ystervark (машина ПВО с 20-мм зенитной пушкой).


Casspir во время маневров.


Результат подрыва Casspir на мине. Как видите, повреждения серьезные, но люди не пострадали, а машину можно восстановить.


Далекий потомок "Урала" - Casspir Mk6.

Фактически Hippo и Buffel оставались основными рабочими лошадками пограничных патрулей до самого конца войны. Боевая практика показала, что оба броневика спасали жизни своих десантников (при помощи V образно корпуса, усиленных сидений и креплений для бойцов) даже в том случае, если машина подрывалась на сдвоенной или строенной противотанковой мине советского производства.

Еще одной интересной противоминной машиной стал Casspir, созданный для Южно-Африканской полиции Южно-Африканским Советом по Научным и Индустриальным исследованиям. Бронетранспортёр был построен по колесной формуле (4 × 4). Экипаж машины состоял из 2 человек; 12 солдат, включая их вооружение и оснащение. Пассивная защита от мин была заложена в особой конструкции платформы Casspir, которая должна была выдерживать подрыв на строенной мине ТМ-57 (21 кг. в тротиловом эквиваленте) под колесами и подрыв на сдвоенной мине ТМ-57 под корпусом. Кабина водителя и мотор находились в полутора метрах от дорожного полотна, при этом машина была способна перебираться через ямы и канавы шириной до 1 метра. В средней части Casspir располагалась V-образная обтекающая защитная панель для защиты солдат от огня и разлетающихся осколков. Во время Пограничной войны Casspir-ы использовались подразделениями Куфут (полувоенное подразделение южноафриканской полиции, сформированное из местного населения, использовавшееся для борьбы с партизанами национально-освободительного движения SWAPO в Намибии), а также силами правопорядка в больших городах эпохи Апартеида.

Производство Casspir Mk1 началось в 1980 году. Всего промышленность ЮАР выпустила 190 таких машин, после чего приступила к выпуску Casspir Mk2. На основе базового шасси было изготовлено несколько модификаций этой удачной машины: FISTV – машина огневой поддержки, Riot Control Vehicle – полицейская машина для действий в городах с отвалом, резаком проволоки и дополнительным остеклением, машина разминирования с установленной системой Plofadder 160T.


Уникальный агитанционный Casspir. С его помощью бойцы ЮАР убеждали своих врагов в преимуществах капитализма.

Современная версия бронеавтомобиля – Casspir NG2000 используется во многих странах Африки, Южной Америки, Индии и даже в США. При этом один из вариантов Casspir  - MkVI построен на базе шасси отечественного грузовика УРАЛ.

Это интересно. Противотанковые мины советского производства представляли собой серьезную угрозу для механизированных частей ЮАР. Умело поставленное минное поле могло вывести из строя десятки транспортных средств. Кроме того, на вооружении противника постоянно появлялись разнообразные советские новинки. Некоторые из них были столь разрушительны, что могли вывести из строя «Олифант». От MRAP в случае подрыва на таком «подарочке» оставались только рожки, да ножки.

И Buffel и Casspir могли постоять за себя при помощи десантников, способных отстреливаться через огневые порты. На большинстве пограничных машин африканеры устанавливали дополнительное вооружение: пулемет Browning .30 cal, утяжеленный FN MAG, Browning M2 .50 cal. Иногда на южно-африканских броневиках можно было увидеть 20мм пушку или захваченную у намибийцев ЗПУ 14.5 мм.


Опытный Sesspier - модификация Casspir с третьим мостом. В случае подрыва и выхода из строя одного из мостов, машина должна была продолжать движение. Тесты машины оказались неудачными и проект заморозили, построив единственный экземпляр.

Конечно же, у африканерских бронемашин были и серьезные недостатки. В частности, ранние противоминные автомобили обладали высоко расположенным центром тяжести и легко опрокидывались при неудачном подрыве или плохом управлении. Buffel легко мог лечь на бок, неудачно вписавшись в поворот. Кроме того, десантники, путешествующие на этом броневике, испытывали приступы укачивания. Машины, путешествующие без крыши, регулярно калечили солдат ветками африканских деревьев. Ситуация становилась еще более опасной, если с дерева, в машину прыгала змея или ядовитая ящерица, что случалось повсеместно. Десантирование из ранних MRAP также представляло собой серьезную проблему, поскольку десантникам приходилось прыгать через стенки кузова с двухметровой высоты, находясь под плотным вражеским огнем. Проблема разрешилась лишь после того, как у машин появились задние дверцы или специальные десантные люки.

1. CASSPIR MK1, ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ЗУЛУ-ФОКСТРОТ, КУФУТ, ОБЛАСТЬ ЕЛУНДУ, ОВАМБОЛЭНД
ЮГО-ЗАПАДНАЯ АФРИКА, МАРТ 1982.

Casspir MK1 был стандартным бронетранспортером, находящимся на вооружении афрканеров во время Пограничной войны. Подобными машинами были вооружены многие подразделения, патрулирующие границу с Намибией в поисках боевых групп, вторгшихся из Анголы. Боевые группы Зулу-Фокстрот состояли, как правило, из 4 бронемашин Casspir MK1 и логистического транспорта Blesbok. Подобная группа обладала определенной независимостью и могла проводить в саванне длительные операции, связанные с преследованием и уничтожением противника. Представленный на изображении Casspir принадлежит легенде Зулу-Фокстрот, лейтенанту Франсу Конради. Бронеавтомобиль вооружен 2 пулеметами MG4 на крыше и 1 еще одним пулеметом (появился на поздних версиях), встроенным в переднее бронестекло.  Специально для данного Casspir Конради приобрел 20мм пушку Hispano-Suiza HS.404, снятую с родезийского реактивного истребителя DH.115 Vampire. Это оружие, в сочетании со стандартным пулеметом MG4 превращало бронеавтомобиль в настоящую машину разрушения. Немного ниже пушки располагался громкоговоритель, из которого, во время боя, доносилась песня Another One Bite of Dust.

Цветовая схема машина представляет собой светло и темно-зеленые пятна, выведенные поверх песчаной грунтовки. Камуфляж зависел от территории, на которой действовала боевая группа. В некоторых случаях на машину наносились еще и коричневые полосы. Если в бою не было угрозы нападения с воздуха, Casspir мог остаться в своей изначальной фабричной темно-зеленой цветовой схеме.

2. BUFFEL, ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ БРАВО, 32 БАТАЛЬОН, ОПЕРАЦИЯ ПРОТЕЙЯ
АНГОЛА, АВГУСТ 1981

32 механизированный батальон вооруженных сил ЮАР видел больше боевых действий за всю Пограничную войну, чем все остальные подразделения африканерской армии. Известный среди бойцов, как подразделение «три два», батальон состоял из черных ангольских солдат, сражающихся под управлением белых офицеров. 32-ой совершал регулярные рейды на территорию Южной Анголы, а также принимал участие в десантных высадках с помощью вертолета.

Операция «Протейя» была одним из первых боевых столкновений, где «32-ые» действовали в качестве моторизированной пехоты и использовали для передвижения бронемашины Buffel. Повышенная мобильность и огневая мощь были необходимы потому, что целью проведения операции являлись штаб-квартиры повстанцев, расположенные в западной Анголе, а также тренировочные и логистические базы в районе Ксангонго. К моменту начала операции, 32-ой батальон разросся до размеров бригады, в него вошли 5 пехотных рот, противотанковый взвод Ratel 90, минометная рота, противовоздушное подразделение с 20-мм ЗСУ «Истерварк», а также подразделение пулеметчиков и безоткаток, передвигающееся на грузовиках типа Унимог.

Представленный на изображении Buffel, создан на базисе Мерседес-Бенц Унимог U416-162. Машина окрашена в песчаный цвет и имеет позывной Two Zero Charlie.

Враги именовали бойцов отряда не иначе, как «Os Terrivies» (Ужасающие). Однако в армии ЮАР, 32 были известны, как «Солдаты Буффало», ибо это животное было тотемом подразделения, выведенным на знаках различиях. Как писал советский военный советник подполковник Игорь Ждаркин: «Если ангольские солдаты узнавали, что в операции принимают  участие «Буффало», они поджимали хвосты, бросали оружие и в панике бежали прочь…».


Dumpy - укороченный Casspir.

ПРОТИВОПАРТИЗАНСКИЕ ДЕЙСТВИЯ ПРОТИВ СВАПО

Широкое применение бронемашин привело к изменению тактики Пограничной войны. Теперь механизированные подразделения ЮАР были защищены от минной опасности и, благодаря эффективно спроектированным крышам бронированных автомобилей могли осуществлять скоростное преследование противника даже внутри лесных массивов. Кроме того, против Намибийских повстанцев начала действовала система вертолетных десантов и внутрисекторных патрулей, которые осуществлялись при помощи поисковых групп Ромео-Майк.

В целях защиты ЮАР от партизанских отрядов, САДФ развернула свою инфраструктуру в трех пограничных секторах. Сектор 10 имел штаб-квартиру в Ошакати и прикрывал территории Каоколэнд и Овамболэнд. Сектор 20 имел штаб-квартиру в Рунду и прикрывал территории Каванго, Западное Каприви, Бушменлэнд. Сектор 70 имел штаб-квартиру в Катимо Мулилу и отвечал за безопасность Восточного Каприви.

Наиболее активные боевые действия велись в Секторе 10 (САДФ работала вместе с Юго-Западными Африканскими Территориальными Силами). Именно здесь были расквартированы 6 пехотных батальонов и 1 инженерное подразделение армии ЮАР. В секторе находилась крупнейшая база ВВС ЮАР (Одангва), которая могла обеспечить огневую поддержку наземным войскам. Кроме того, в секторе располагался 61 механизированный батальон, на вооружении которого состояли новенькие Ratel IFV.


Внутри Casspir. Место не много, но окошки большие.

Сектор 70, наоборот, был самым тихим сектором, граничащим с Намибией. Здесь располагался один батальон легкой пехоты ЮАР, подразделение морских пехотинцев САДФ и эскадрилья штурмовиков Impala.

Сектор 20 находился под контролем 4 пехотных батальонов и подразделения «Буффало». После операции «Саванна» Буффало формально вошли в состав САДФ, но все еще оставались смешенным ангольско-африканерским подразделением. Очень часто бойцы «Буффало» принимали участие в крупных потасовках, используя в качестве «брони» Иланды (и позже Ratel IFV).

Интенсивность пограничного конфликта росла в течение нескольких лет и достигла своего пика, когда подразделения САДФ покинули Анголу. В этот момент СВАПО начало получать серьезную финансовую и военную помощь от Ангольских властей, что позволило намибийцам создавать тренировочные лагеря и логистические базы максимально близко к границам ЮАР. Пользуясь изменившимся балансом сил, повстанцы умудрялись проводить на вражескую территорию хорошо вооруженные группы, состоящие из нескольких десятков человек. Ловить подобные отряды пешком было чрезвычайно опасно, САДФ сделала ставку на максимально широкое использование бронеавтомобилей, вооруженных тяжелым оружием (крупнокалиберными пулеметами и пушками).


БРЭМ Orics на базе Casspir.

Несмотря на то, что команды охотников-убийц действовали достаточно эффективно, численность перешедших границу повстанцев неуклонно росла, пока в 1980 году не достигла своего максимума – 1152 человека. Поскольку пограничная территория Намибии была довольно обширной, а повстанцы шли одними и теми же тропами, бойцы САДФ начали патрулировать санитарные коридоры, расположенные на вражеской территории. Попутно офицеры армии ЮАР пытались придумать план подавления повстанческой активности Намибийцев. В частности, высшее командование африканеров рассматривало американскую идею «стратегических поселений», которая не сработала во Вьетнаме. В Намибии она бы не сработала тоже, поскольку реальные поселения испытывали слишком сильную нехватку воды, были разбросаны на обширной территории и обладали слишком серьезными племенными различиями для проживания в рамках «одной большой семьи». Африканеры пытались снизить активность повстанцев при помощи методологии «Сердца и умы», в рамках которой населению Намибии оказывалась медицинская помощь. Попутно в мятежной провинции были развернуты многочисленные учебные программы и работы, связанные с улучшением инженерной инфраструктуры.

Южно-африканские инженеры так описывали свою работу на территории Намибии: Большую часть времени над саванной царила тревожная тишина. Тишина была твоим постоянным спутником, когда ты катил по дороге или въезжал в уничтоженный войной город, в котором едва теплилась жизнь. Сон был чутким и нервным. Всегда было жарко, вода была ценностью и очень часто она была заражена. Акклиматизация проходила плохо. Зимой было сухо, и ты всегда испытывал жажду. Летом шли дожди, и земля превращалась в грязь. Траншейные работы были адским мероприятием, если ты не имел сменной пары носков. Повсюду вились стай мух мопани. Ты постоянно был на взводе, поскольку за твоей спиной могли неожиданно возникнуть бойцы СВАПО. Они лучше знали свою территорию и могли нанести внезапный удар с самой неожиданной стороны.

Это интересно. В вышеприведенном абзаце инженер пишет, какой большой ценностью в рейдах и операциях была вода. Ценность воды – следствие климатических и географических особенностей юго-западной Африки.  Большая часть Намибии представляет собой пустыню. На юге страны протекает река Оранжевая (другими крупными реками являются Фиш и Окаванго), но она является не столько источником спасения, сколько местом формирования новых проблем. Многие притоки реки заражены паразитами, которые проникают внутрь человеческого тела даже во время купания. Понятно, что питье воды из подобных источников может привести к тяжелейшим болезням организма и даже к смерти.


Рейдовая группа, состоящая из Ratel-ей и "Буйволов" готова нанести удар по позициям СВАПО.

Пока армия пыталась переманить на свою сторону потенциальных повстанцев, полицейские силы ЮАР считали, что проблема заключается в недостаточном прессинге противника. Южно-Африканская полиция продолжала бороться с мятежом, упрямо расширяя сеть своих информаторов, совершенно не заботясь о том, что некоторые из них работали сразу на обе стороны конфликта. Боевые операции против повстанцев полиция проводила с помощью подразделений Куфут, а также конвертированных бойцов СВАПО. При этом тактику ведения противоповстанческой борьбы африканеры скопировали у Родезийцев (см. цикл Родезийская война в Буше).

Поскольку активность повстанцев продолжала расти, военные ЮАР пришли к выводу, что лучшей защитой является нападение, а значит, основную тяжесть борьбы надо перенести на вражескую территорию. Под удар должны попасть не только лагеря боевиков, но также их склады, логистические и тренировочные центры. Для решения этой задачи требовался новый тип боевой машины, которым стал IFV Ratel.


НЕ ЗАБУДЬТЕ ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ "АФРИКАНСКИЕ ВОЙНЫ" (всего 50 р.).


Через Yandex кошелек

Через банковскую карту

По телефону

Recent Posts from This Journal

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
darklighterr
Jul. 6th, 2017 09:54 pm (UTC)
Интересно. Имею пару вопросов.

утяжеленный FN MAG

Это что за зверь? С тяжелым стволом?

Ratel IFV - они его БМП считают? Сколько не сталкивался, проходил как БТР (что есть несколько другой класс техники).
mr_garett
Jul. 7th, 2017 05:57 am (UTC)
Это вариант пулемета Browning M1918 под калибр 7.62. Причем есть разные вариант это пулемета, пехотный, станковый и авиационный. Использует ленточное питание и чрезвычайно популярен по всему миру. В данном случае имелся в виду
вариант на треноге.

ЮАР-цы называют его Infantry Fighting Vehicle. Фактически, это БМП, БТР и АТ в одном флаконе. Можно называть как угодно, все будет верным и не полным. НО ты прав, по нашей классификации это действительно БМП (надо будет пофиксить).


borianm
Oct. 18th, 2017 08:11 am (UTC)
утяжеленный FN MAG это вариант пулемета Browning M1918 под калибр 7.62. Причем есть разные вариант это пулемета, пехотный, станковый и авиационный. Использует ленточное питание и чрезвычайно популярен по всему миру. В данном случае имелся в виду
вариант на треноге. - я впечатлен....
Для начала FN MAG это FN MAG, Browning это Browning, между ними полвека. Browning M1918 это тяжелая автоматическая винтовка/ручной пулемет. Пулеметы Браунинг это или М1917 (с водяным) или М1919 (с воздушным) охлаждением.... Насколько я понимаю в виду на самом деле имелся станковый вариант или Browning M1919, или FN MAG - оба возможны. Рекомендую ознакомиться https://borianm.livejournal.com/811807.html
mr_garett
Oct. 18th, 2017 12:06 pm (UTC)
Спасибо, обязательно почитаю.
livejournal
Jul. 6th, 2017 11:35 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal уральского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
( 5 comments — Leave a comment )