?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Предыдущие выпуски цикла можно прочитать вот здесь: Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5.

Большая часть родезийских операций проводилась в буше, а значит, встреча с противником частенько носила неожиданный характер. В подобном столкновении, как правило, побеждал тот,  кто первым нажимал на спусковой крючок. Для достижения подобного результата родезийцы снимали с винтовок ремни, блокировали предохранители и настраивали прицелы таким образом, чтобы они были готовы к работе на малых дистанциях. Многие бойцы специально отрабатывали приемы быстрой стрельбы в упор (два глаза открыты, наведение оружие по стволу). Поражение противника следовало добиться с одной, максимум двух пуль, поскольку FN не могли вести точный и долговременный автоматический огонь.

Ленты для пулеметов всегда заряжались трассирующими патронами (один через четыре), что позволяло стрелку быстро корректировать стрельбу. Владельцы FN заряжали в магазины 18 или 19 патронов из 20, что приводило к снижению давления пружины внутри магазина и уменьшало вероятность заклинивания патрона. Отдельные бойцы добивали магазин трассирующим патроном, который сигнализировал о том, что оружию требуется перезарядка. Если это было возможно, родезийцы меняли частично опустошенные магазины на «свежие» прямо в бою, не дожидаясь того момента, когда оружие перестанет стрелять. Сдваивание магазинов для быстро перезарядки официально было запрещено, поскольку в магазины набивалась пыль и грязь, что опять же могло привести к заклиниванию.

Во время боевые действий солдаты RLI формировали пехотную линию. Бойцы шли цепочкой на расстоянии нескольких метров друг от друга. Каждый боец должен был видеть своего соседа слева и справа и открывал огонь в случае обнаружения любой цели (времени на точную идентификацию противника у родезийцев не было). Стрельба велась по всем подозрительным кустам и деревьям, поскольку мощный патрон 7.62x51 NATO с легкостью пробивал подлесок, деревья, плотную растительность и спрятавшегося в насаждениях противника. Во время стрельбы родезийцы занижали прицел, поскольку засевшие в буше повстанцы вели наблюдение сидя или лежа. Даже если противник стоял, его гарантировано накрывало вторым выстрелом, поскольку во время стрельбы ствол FN неудержимо тянуло вверх. Для того, чтобы противник не поднял голову, пулеметчики могли обстрелять землю перед укрытием, что приводило к разлету многочисленных камней и осколков, которые могли ранить противника или блокировать его передвижение на несколько драгоценных секунд.

Успех операции во многих случаях лежал на плечах младших NCO, твердый голос которых вселял в бойцов спокойствие и уверенность в своих силах. Командиры «Огневых групп» выполняли ту же самую задачу, находясь на борту К-транспортов.


Подразделение RLI возвращается с вылазки на борт вертолета.

Если пехотная линия натыкалась на противника, бойцы RLI переходили в наступление. Солдаты сближались с врагом, стреляя из всего имеющегося оружия. Подобная тактика требовала крепких нервов, но была невероятно эффективна, поскольку противник частенько трусил и начинал отступать. В случае бегства врага пехотная линия делилась на поисковые группы (обычно на две) отстоящие друг от друга на расстоянии 2 – 5 метров (группы шли гуськом, друг за другом). В случае продолжения огневого контакта, отряд делился на двойки, один член которой передвигался вперед, тогда, как второй прикрывал первого. Несмотря на то, что подобные группы легко контролировались, всегда был риск того, что один из отрядов попадет под «дружественный огонь». Если вражеский отряд оказывал ожесточенное сопротивление  или сам переходил в наступление, командир подразделения RLI мог запросить мощь в виде вертолетного или авиационного удара.

Если кого-то из солдат ранили, его товарищи пытались додавить врага во время боя и лишь после этого возвращались к подстреленному бойцу. Подобная тактика может показаться жестокой, но в реальности ей не было альтернативы. Если бы к спасению раненного приступил еще один боец, то огневая мощь подразделения (stick) снизилась бы в двое, кроме того спасатель подвергал бы свою жизнь дополнительной опасности. Стоит отметить, что если пуля попадала в пулеметчика, MAG брал в руки один из владельцев FN, поскольку огневая мощь отряда на половину зависела от работоспособности пулемета.

После захвата вражеской позиции, командир отряда RLI проверял состояние своих людей, эвакуировал раненных, а также разбирался с пленными и убитыми противниками. В случае необходимости подразделение продолжало боевую операцию.  Если во время прочесывания местности противника обнаружить не удалось, родезийцы могли провести вторичный поиск брошенного оружия, пятен крови или следов.

Во время Войны в Буше языки были ценным трофеем, поскольку они могли поделиться ценной информацией, или примкнуть к другой стороне конфликта. После инцидента со сбитым пассажирским лайнером родезийцы практически перестали брать пленных. Бывало и так, что пленников добивали на месте, если те получали тяжелые ранения и их было невозможно эвакуировать с театра боевых действий. Тела уничтоженных повстанцев обыскивались (на предмет наличия денег и дагги) и фотографировались (в целях последующей идентификации специальными подразделениями). Стоит отметить, что изучение тел убитых было крайне опасной операцией. Иногда повстанцы минировали тела подстреленных товарищей или подкладывали под них гранаты-ловушки, срабатывающие при перевороте тела.

Мертвых повстанцев, грузили на машину, доставляли на промежуточную базу и там сжигали в огромном костре. Иногда мертвецов выгружали в выработанную угольную шахту. В последние годы войны подобная практика прекратилась, поскольку у похоронных команд не оставалось времени на специальные церемонии.


Ян Смит - президент Родезии с первой леди.

ИТОГИ ВОЙНЫ

Бойцы RLI, отслужившие «срочную», могли стать кадровыми военными, что приносило добавку к зарплате, а также шанс на повышении в звание и приобретение ценной воинской специальности. Солдаты, вернувшие к гражданской жизни, становились резервистами и участвовали в ежегодных сборах. В последние годы войны ситуация изменилась к худшему и резервисты были вынуждены служить шесть недель через шесть, что не благоприятствовало стабильности и предсказуемости мирной жизни. Начиная с 1978 года, резервисты возвращались на службу в составе родной группы Коммандос, что сглаживало возможные трения с  сослуживцами и способствовало более быстрой передаче опыта.

В конце 70-ых экономическая и военная ситуация в Родезии стала катастрофической. Отдаленные фермы были окончательно заброшены, а сообщение между крупными городами обеспечивалось системой конвоев. Многие солдаты перестали верить в победу и эмигрировали из страны в Британию, ЮАР или Австралию.

Когда у рычагов родезийской власти встал Роберт Мугабе, RLI была быстро расформирована. Оставшиеся контрактники переведены в другие части, или переброшены в состав первого батальона Зимбабвийских коммандос (впрочем, эти люди довольно быстро поняли, что в Зимбабвиской армии им не рады). Некоторые бойцы отказались взаимодействовать с новым режимом, ушли со службы или перебрались в ЮАР, где стали сотрудничать с силовыми ведомствами времен Апартеида.


Знаки различных подразделений родезийских коммандос.

Ужасно, но мирный период в истории Зимбабве оказался значительно более разрушительным, чем кровавая военная пора. Разогнав белых фермеров, Мугабе развалил экономику государства и бывшая житница Африки превратилась в нищую страну, содрогающуюся от судорог голода. Чудовищная инфляция разрушила финансовую систему и обесценила сбережения зимбабвийцев. Естественно, ответственность за тотальный экономический провал вновь была возложена на белых людей, заинтересованных «в развале суверенной африканской демократии».
К настоящему времени белое меньшинство Зимбабве составляет менее 1% от всего населения страны (14 млн. человек). Режим Мугабе нарушает права человека, фальсифицирует выборы и продолжает вести политику притеснения беднейших граждан. Зимбабве покинуло содружество наций и страдает от чудовищной 80% безработицы. Национальная валюта выведена из обращения, а ее место занял доллар США, рост которого привел к параличу внутреннего рынка. Текущая ситуация в Зимбаве – плачевна, будущее страны туманно и неопределенно.


НАЗЕМНЫЙ ХВОСТ

Несмотря на то, что на острие ударных операций находились десантники, успех высадки во многом зависел от «наземного хвоста», который занимался логистикой операции, а также осуществлял прикрытие передовых частей. Как правило хвост состоял из легких броневиков (например, из «Крокодилов» TCV) (1). Бойцы хвоста подбирали десантников и разыскивали потерявшиеся парашюты, которые были ценным ресурсом в Родезии (2). Также собиралось все обнаруженное оружие (4), мёртвые повстанцы (5), подлежащие кремации и живые повстанцы, которых передавали прямиком в руки сотрудников секретной службы. Вдобавок к этому, хвост доставлял топливо на передовые базы RLI (3).

На изображении видно, как медик подразделения (6) выполняет переливание крови получившему ранение бойцу.  После заправки вертолет доставит раненого прямиком в военный госпиталь.

Если бойцам повезет, то служба доставки перебросит на передовую немного свежих сэндвичей и бутылок кока-колы (7). Однако на пике войны бойцам бы эти вкусности не достались, поскольку они вряд ли бы вырвались из боя до конца дня.


ДЕСАНТНИК RLI (ВЕРТОЛЕТНЫЙ), 1978 ГОД

Этот боец принимал участие в вертолетных высадках RLI. Он одет в футболку и тэккис (теннисные башмаки). Лицо покрыто маскировочной краской, обязательной на позднем этапе войны. Снаряжение максимально облегчено, потому что десантники планировали убраться с места высадки как можно быстрее (максимум, на следующее утро). Трубка связиА76 указывает на то, что данный боец является лидером подразделения (других явных знаков различия у него нет).

Находящийся в руках FN поздних версий сделан из теплостойкого материала, окрашен в маскировочные цвета и имеет демонтированную ручку, которая была удалена во избежание возможного застревания в кустах. Обратите внимание на гранатометный прицел (7), который во время стрельбы гранатой мог быть приведен в вертикальное положение.
К другим предметам боевого снаряжения относятся: защитная кепка (1) с хвостом, защищающим от жаркого (2) африканского солнца. В случае необходимости хвост можно было удалить или смотать, прикрепив на специальную клипсу / кнопку. На поздних этапах войны хвост состоял из нескольких ярко раскрашенных секций, которые могли быть обращены в идентификационный маркер и опознаны с воздуха.

Некоторые десантники шли в бой, надев на голову британский защитный шлем (10), но поскольку подобной экипировки не хватало, боевой шлем мог быть заменен защитным гражданским (11).

Носимые бойцом теккис имеют плоскую подошву без протекторов (3). Солдат в такой обуви сложнее отследить, но при этом сама обувь довольно быстро выходит из строя.
Разгрузка, выполненная в повстанческом стиле пользовалась большой популярностью у родезийцев, которые использовали ее вместо стандартной армейской разгрузки. Подобные предметы экипировки бойцы захватывали у противника во время рейдов или делали сами для себя или по заказу товарищей. Также в распоряжение командира отряда находились: карты, компас (8) и сигнальные шашки (9).

В качестве дополнительного оружия десантники использовали 9 мм Browning Hi-Power (5) или Star (6). После 1977 года все бойцы RLI проходили обязательную парашютную тренировку и получали «крылышки» (12) на свою униформу.

15.07.2016
(с) Илья «Mr.Garret» Садчиков
На основе материалов Rhodesian Light Infantryman 1961–80, Neil Grant, Peter Dennis, Osprey, 2015.

Posts from This Journal by “history” Tag

  • MARY SHELLEY (2017)

    В отличие от многих других литературных направлений, готический жанр литературы имеет авторов и точную дату рождения. Летом 1816 года лорд Байрон,…

  • ЮГОСЛАВСКИЕ ВОЙНЫ. ЧАСТЬ 8: ОСАДА ДУБРОВНИКА. ОКТЯБРЬ 1991 – МАЙ 1992.

    Дубровник – город, расположенный в юго-западной части бывшей Югославии на берегу Адриатического моря. Был основан в X веке Н.Э. и до сих пор…

  • DARKEST HOUR (2017)

    Лондон. Май 1940. В Европе началась горячая фаза Второй мировой войны. Британские лейбористы требуют отставки премьер-министра Невеля Чемберлена,…